Отдых на море

«Батя», мы стараемся

«Батя», мы стараемся

ПОДЕЛИТЬСЯ
«Батя», мы стараемся
Фото Лариса Сарган

Антон Ротервайн

О том, что происходило в Печерском суде и его окрестностях во время избрания меры пресечения айдаровскому командиру Валентину Лихолиту-«Бате», так или иначе наслышаны все.

О героической и уголовной версиях боевого пути «Бати» также написано немало – и в соцсетях, и в прессе.

С проблемой «Бати», собственно, всё более или менее ясно: доброволец неправильно оценил пределы возможного для человека с ружьем – оказалось, что можно не всё, а за то, что нельзя, неожиданно наступает ответственность.

С активистами, которые пришли «Батю» защищать, тоже всё более или менее просто.

Несколько сложнее с общественным мнением. Почему-то некоторые считают, что «Батя» не может быть бандитом, потому что он герой-доброволец, давал машину для вывоза раненых и т.д. Другие считают, что неприятные инциденты в исполнении «Бати» таки имели место, однако поскольку он герой-доброволец, а его жертвы (и заявители) явные «сепары», то оно как бы и не считается. И вообще, пока на дворе война, подобные преследования, что называется, не на часі.

То, что закон один для всех, а герой-доброволец вполне может по совместительству быть грабителем и вымогателем, в стандарты общественного мнения почему-то не укладывается. Но на то оно и общественное мнение, чтобы сосредотачиваться на самых примитивных и односторонних тезисах.

Однако когда такие же мысли начинают высказывать люди, облеченные властью, и не просто высказывать, а в соответствии с ними свою власть употреблять – становится страшненько.

Например, народный депутат, вице-спикер парламента Ирина Геращенко намерена взять «Батю» на поруки на том простом основании, что она с ним лично знакома:

«Я зараз далеко від Києва і мене дуже вразила новина про запобіжний захід Валентинові Лихоліту з «Айдару». В понеділок я з колегами , з якими знаю Валентина вже майже два роки, підпишу депутатське звернення з проханням взяти Батю на поруки. Ми познайомилися в страшному серпні 2014, поблизу Щастя. Тоді Батя і його хлопці вивозили поранених з- під Лутугіно і ми навіть віддали їм свій автобус, щоб вони могли виїхати в рейд. Потім ми передали Баті і його батальйону машину, яку меценати просили нас віддати на передову».

Впрочем, события развивались так бурно, что понедельника Ирина ждать не стала – ходатайство она подписала уже в субботу. Заодно выразив солидарность с позицией генерального прокурора Украины Юрия Луценко.

А вот на позиции генпрокурора нам стоит остановиться подробнее, поскольку Юрий Витальевич продемонстрировал, можно сказать, беспрецедентный правовой нигилизм – и пообещал проявить еще больший.

Но обо всем по порядку.

Поначалу Луценко, как и Ирина Геращенко, собирался заняться делом «Бати» в понедельник. Но блокирование здания Печерского суда, шины и палатки на Хрещатике воззвали к гражданской сознательности генерального прокурора. – и вот он уже сидит на одной скамейке с «Батей» и решает вопросы.

Печерский суд, как вы помните, принял решение о помещении «Бати» под стражу. Как мы помним, даже добрая фея из сказки о спящей красавице разводила руками, признавая, что не может сказанное сделать несказанным. Но Луценко на добрую фею не похож. На злую, впрочем, тоже. Он похож на высшего государственного чиновника, который, скажем так, очень творчески подходит к понятию права вообще и независимости судебной системы в частности.

Этот творческий подход позволил ему организовать за какие-то пару часов апелляцию на решение Печерского суда и получить желаемый результат в виде судебного решения о том, что «Батя», то есть, простите, Валентин Лихолит не будет сидеть в СИЗО, а будет на поруках у народных депутатов Ирины Геращенко и Марии Ионовой.

На что это похоже?

С каких это пор судебная система в Украине работает в блиц-режиме? Или вам напомнить, сколько приходится ждать рассмотрения апелляций гражданам Украины, которые обжалуют избрание им меры пресечения?

Это, господа, применение админресурса, телефонное право и ручное управление судебной системой Украины. И не важно, ради чего и почему была проявлена такая невозможная для отсталой бюрократической судебной системы. Может быть, правы «активисты-патриоты-добровольцы», которые сейчас празднуют освобождение «Бати» и рассказывают городу и миру, что власть вовсе не зауважала боевых ветеранов, а просто испугалась третьего майдана.

А может быть, Луценко решил показать заинтересованным лицам, как он может эффективно решать вопросы. А может быть, испугался вовсе не Луценко, а кто-то повыше – тот, кто действительно может силой своего должностного авторитета указывать судьям, как быстро и какое именно решение они должны принять.

Но ладно бы Луценко остановился на этом конкретном деле – случай хоть и показательный, но не слишком удивительный для тех, кто привык к кульбитам украинской юриспруденции. Так ведь нет!

В связи с делом «Бати» Луценко анонсировал (дважды! – что исключает версию об эмоциональном порыве) подачу проекта закона, который бы избавлял от ответственности украинских военных, которые «в боевых условиях нарушали уголовный кодекс мирного времени».

То есть, Луценко в дополнение к депутатам, судьям и президенту хочет выделить еще одну, очень массовую неприкосновенную категорию — вооруженных людей, действующих на территориях и в условиях, в которых правовая защита гражданских сильно затруднена.

Хотелось бы понять, какую ответственность и по какому нормативному акту будут нести украинские военнослужащие, совершившие в боевых условиях деяние, предусмотренное уголовным кодексом? Или ответственности  не будет вообще? Воруй, убивай, люби гусей? Все животные равны, но некоторые равнее?

Этак нам «закон Савченко» покажется мелкой шалостью – а между прочим, по нему досрочно выходят на свободу лица, совершившие тяжкие преступления. По закону Луценко-«Бати» преступники не то что досрочно выйдут – они вообще не сядут и даже под суд не попадут. Надо только вступить в армию и совершать преступления там, где это проще всего – в боевых условиях.

Ситуация, прямо скажем, кошмарная. Судебная система в очередной раз оказала услуги сексуального характера высшему госчиновнику (ей не привыкать, но нам-то от этого не легче), чиновник берет на себя право рулить судебными решениями, депутаты занимаются голым популизмом, исходя из личных предпочтений, и в довершение всего впереди маячит веселенькая перспектива неприкосновенности военных-уголовников.

А ведь всей этой ситуации могло не быть – если бы прокуратура и суд повели бы себя чуть гибче и позволили бы «Бате» выйти на свободу под залог. Или хотя бы отправиться под домашний арест с электронным браслетом.

Вот почему к тому же Александру Ефремову норму о залоге применить можно было, а к Лихолиту – нельзя? Ах, Ефремов не грабил, не отжимал, не вымогал?  Ну, конечно. Он просто довел Луганщину до состояния ДНР. Но это, похоже, мелочи…

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ