Чем грозит деофшоризация украинским олигархам?

Чем грозит деофшоризация украинским олигархам?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Вплоть до сегодняшнего дня крупные корпорации получали прибыль в одной стране, а налоги предпочитали платить там, где это более выгодно
Вплоть до сегодняшнего дня крупные корпорации получали прибыль в одной стране, а налоги предпочитали платить там, где это более выгодно

В условиях глобализации одной из проблем международного движения капитала, особенно для стран с формирующимися рынками, является проблема бегства капитала. Основная глобальная цель сегодня это транспорентность, прозрачность и раскрытие информации. Но возникает вопрос «Зачем это нужно?» Раскрытие банковской информации, расскрытие и обмен банковскими счетами, информации о состоянии на банковских счетах тех или иных физических лиц. Банки в автоматическом режиме будут раскрывать налоговым органам информацию о гражданых других стран. Если например украинец держит деньги в Швейцарском банке – швейцарцы по запросу обязаны выдать данную информацию и наоборот. Такая же тенденция сохраняется в отношении компаний.

Вплоть до сегодняшнего дня крупные корпорации получали прибыль в одной стране, а налоги предпочитали платить там, где это более выгодно. В свою очередь низконалоговые или оффшорные зоны позволяют не только платить меньше налогов, но так же отмывать деньги полученные не очень законныем путем.

Термин «офшор» используется в документах международных организаций (МВФ, Международной группы по борьбе с отмыванием (легализацией) преступных доходов ОЭСР. С конца 1990-х годов к офшорам относят страны (юрисдикции), которые обеспечивают: снижение налоговых и других платежей; комфортную правовую среду для организации и ведения бизнеса, включа упрощенные условия административного и финансового надзора; возможность анонимно проводить финансовые операции и скрывать конечных выгодополучателей (бенефициаров) офшорных компаний. Представленые критерии являются основой для формирования списков офшорных юрисдикций, к которым обращено внимание национальных и международных регуляторов. Движущая сила офшоров – противоречивая между государственным и частным интересом. Государство стремится к контролю и регулированию экономики, а субъекты хозяйствования – к максимальной прибыли. Офшорные компании используются как для легального, так и для нелегального бизнеса. Нелегальный бизнес прибегает к офшорам для сокращения доходов, в том числе полученных от криминальных видов бизнеса. Примерами недобросовестных целей использования офшоров являются уклонение от налогооблажения; аккумулирование безналоговых доходов вне фискальной юрисдикции государства налогового резиденства  и др.

После мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. и разразившихся налоговых скандалов с участием финансовых учреждений Швейцарии и Лихтенштейна (вызвавших гнев Германии, Франции и США) часть международного сообщества решила предпринять совместные усилия, направленные на борьбу с укланением от уплаты налогов.

Основы «Проекта BEPS» были заложены в 2012 году, когда лидеры стран G20 обратились к специалистам ОЭСР с просьбой разработать план действий по разрешению проблем размывания налоговой базы и вывода доходов из-под налогообложения. А уже в 2013 году ОЭСР представила свой первый отчет по данной проблематике и предложила т.н. «План действий в отношении размывания налоговой базы и вывода доходов из-под налогообложения» (Action Plan on Base Erosion and Profit Shifting) или сокращенно: «План BEPS».

В 2013 году 44 страны-член ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) и страны G20 одобрили работу по Плану BEPS (Base Erosion and Profit Shifting), предустматривающему координацию противодействия размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогооблажения.  Аббревиатура BEPS расшифровывается как Base Erosion and Profit Shifting — «Размывание налоговой базы и вывод доходов из-под налогообложения». Упоминается она при описании агрессивных схем налогового планирования, применяя которые международные группы компаний искусственно выводят свои доходы из высоконалоговых стран (где они генерируются) в страны с низким или нулевым налогообложением.

Суть проекта сводится к международному сотрудничеству в борьбе с вышеупомянутыми схемами трансграничного налогового планирования и к разработке комплекса рекомендаций для национальных властей и последующей их имплементации в законодательство стран.

Таким образом, идея здесь состоит не в наказании налогоплательщиков, а в кардинальном изменении «правил игры».

План BEPS состоит из 15-ти пунктов. Каждый пункт представляет собой общие предложения в конкретной сфере налогообложения, которые предлагаются к имплементации в национальные законы стран и международные договоры. В октябре 2015 года ОЭСР завершила финальную разработку всех пунктов Плана и предоставила итоговый отчет, который был одобрен в ноябре 2015 года на саммите G20 в Турции. После одобрения итогового отчета страны приступили к имплементации его положений.

15 пунктов Плана BEPS

  1. Решение налоговых проблем и особенности налогообложения в эпоху «цифровой экономики».
  2. Нейтрализация «двойного налогообложения».
  3. Повышение эффективности правил о Контролируемых Иностранных Компаниях (правил КИК).
  4. Борьба с размыванием базы налогообложения через выплату процентов и других финансовых транзакций.
  5. Общее противодействие «вредоносной налоговой практике» (применяемой в основном классическими оффшорами), принимая во внимание вопросы прозрачности и экономического содержания.
  6. Предотвращение злоупотреблений положениями договоров об устранении двойного налогообложения.
  7. Предотвращение применения схем искусственного избежания статуса «постоянного представительства».
  8. Разработка правил трансфертного ценообразования в части нематериальных активов.
  9. Разработка правил трансфертного ценообразования в части рисков и капитала.
  10. Разработка правил трансфертного ценообразования в части других транзакций с высоким риском.
  11. Разработка методов сбора и анализа информации в отношении размывания налоговой базы и вывода доходов из-под налогообложения.
  12. Внедрение правил, требующих раскрывать «приемы агрессивного налогового планирования».
  13. Оптимизация требований в отношении документирования трансфертного ценообразования и «пострановой отчетности».
  14. Разработка и повышение эффективности механизмов решения споров между странами по налоговым вопросам.
  15. Разработка всеобъемлющей многосторонней конвенции по вопросам международного налогообложения в целях модификации существующих налоговых договоров между странами.

К каждому пункту Плана даны детальнейшие (на несколько десятков страниц) пояснения соответствующей проблемы размывания налоговой базы и вывода доходов из-под налогообложения, а также предложены пути решения этой проблемы.

В качестве примера рассмотрим вкратце ситуация т.н. «двойного неналогообложения». В таких ситуациях определенный вид дохода международной группы компаний может не подпадать под налогообложение ни в одной стране (ни в стране регистрации компании, ни в стране генерирования дохода). Например, проценты по кредиту в одной стране пользуются правом на налоговый вычет (то есть считаются расходами налогоплательщика) в то время как в стране, в которую перечисляются эти проценты, такие выплаты считаются не подлежащими налогообложению. По мнению ОЭСР такие ситуации необходимо полностью исключить путем унифицирования правил налогообложения —  для того, чтобы такие доходы облагались налогами хотя бы в одной стране. Решение, предлагаемое ОЭСР, заключается в том, чтобы налогоплательщику было отказано во включении выплаты подобных платежей в расходы, если эта выплата не включена в налогооблагаемый доход получателя таких платежей.

Более подробно ознакомиться с финальным отчетом и рекомендациями по всем 15-ти пунктам Плана BEPS можно на официальном сайте ОЭСР (англ.).

Здесь следует отметить, что по инициативе ОЭСР к плану BEPS могут присоединяться любые страны (а не только члены ОЭСР и G20). Таким странам было предложено вступить в т.н. «инклюзивную группу по имплементации Плана BEPS».

Понятие деофшоризация трактуется по-разному. С одной стороны, деофшоризация рассматривается как борьба с офшорами или ужесточение контроля за операциями в офшорных зонах, а с другой стороны – как облегчение  условий для ведение бизнеса и как фактор развития национальной экономики. По данным Global Financial Integrity (Illicit Financial Flows from Developing Coutries 2015) за 2004-2013 гг. за пределы Украины было выведено 117 млрд. дол.США. Предоставление кредитов иностарнным компаниями, а также использование таких компаний для инвестирования в Украину – распространнённая практика в Украине. Финансовые операции резидентов Украины с офшорными компаниями могут выступать источником риска оттока через операции BEPS. По оценке Всемирного экономического форума, слабая защита прав соственности является причино «подстарховки» украинского капитала формальной принадлежностью к зарубежным, преимущественном офшорным юрисдикциям. К тому же ориентация большинства офшоров на англо-саксонское хозяйственное законодательство обеспечивает их инвесторам технические возможности доступа на мировой рынок, что целесообразно учитывать при оптимизации финансорования проектов, представляющих интерес для украинской экономики. Кроме того, для привлечения иностранного капитала необходимо создать прозрачную систему налогооблажения с отсутствием порочных дефектов – административных барьеров, коррупционной составляющей.

В настоящее время основной объём украинского капитала за рубежом «осел» в офшорах и офшоропроводящих странах. Часть инвестиций в Нидерланды «перетекает» в офшорные Нидерландские Антилы, а из Австрии, Великобритании и Ирландии – в британские офшоры. Из этих же стран и территорий до недавнего времени поступила основная масса иностранных инвестиций в Украину. Практика показала, что кругооборот капитала между Украиной и офшорными территориями обслуживается прочими инвестициями, включая банковские кредиты.

Несмотря на то, что план BEPS представляет собой набор рекомендаций (то есть не является юридически обязательным документом), значение этого инструмента очень важное. План BEPS будет внедряться в жизнь в каждой стране – участнице ОЭСР и G20 путем внесения соответствующих изменений в законодательство. Более того, другие страны также будут вынуждены проводить такие изменения, поскольку на «отказников» будет осуществляться огромное политическое давление. За примером далеко ходить не нужно – не так давно Панама публично отказалась внедрять стандарт CRS и присоединяться к международному автоматическому обмену налоговой информацией. И буквально через несколько недель после этого разразился грандиозный скандал («Панамские бумаги»), в результате которого в свободном доступе оказались данные владельцев сотен тысяч оффшорных структур. После скандала власти Панамы пошли на попятную и заявили о своей готовности в полной мере внедрить стандарт CRS в свое законодательство. Можно предположить, что приблизительно по такой же схеме будут ломать и несогласных с Планом BEPS.

Всеобщее внедрение положений Плана BEPS в законодательные акты участвующих в процессе государств приведет к тому, что подавляющее большинство схем международного налогового планирования потеряет свою эффективность, а некоторые из них станут и вовсе незаконными. В условиях значительного повышения степени прозрачности налоговым и правоохранительным органам станет значительно проще выявлять и разоблачать такие схемы. Например, налоговые последствия международных сделок с иностранными аффилированными компаниями могут быть пересмотрены налоговыми органами (возможности доступа к такой информации у налоговиков скоро значительно расширятся). Такой пересмотр может быть осуществлен как на основании правил трансфертного ценообразования, так и в соответствии с активно продвигаемым ныне «принципом необоснованной налоговой выгоды».

Тем не менее, вышеизложенное вовсе не означает, что возможности для международного налогового планирования будут полностью уничтожены. Просто в новых обстоятельствах «правила игры» станут гораздо более жесткими. Для того, чтобы не нарваться на неприятности, схемы взаимодействия с иностранными компаниями (в том числе с использованием классических оффшоров) должны быть тщательно проанализированы и, в случае необходимости, пересмотрены.

BEPS и Украина

Что касается Украины, то здесь следует отметить, что наша страна не является членом ОЭСР и не входит в группу G20. Однако остаться в стороне от этих процессов нам просто не позволят. Более того, некоторые положения Плана BEPS уже внедряются или готовятся к внедрению в украинское законодательство. Не смотря на то, что Украина не является членом ОЭСР, согласно Указу Президента от 28.04.2016 г. №180/2016 КМУ уполномочен «организовать работу по присоединению Украины к международным инициативам ОЭСР». Так, в рамках провозглашенного недавно курса на деоффшоризацию, в недрах Верховной Рады уже разрабатываются законопроекты о Контролируемых Иностранных Компаниях и о присоединении Украины к механизмам международного автоматического обмена налоговой информацией по стандарту CRS. Исходя из этого, мы хотим подчеркнуть важность скорейшей реструктуризации оффшорных активов (для тех, кто этого еще не сделал) и рекомендуем обратиться к профильным специалистам для дальнейших консультаций.  С учётом рекомендаций ОЭСР в Украине уже разроботаны и действуют механизмы по противодействию уклонению уплаты налогов:

  1. Контроль за трансферным ценообразованием (с сентября 2013 г. введен институт трансферного ценообразования);
  2. Ограничение расходов (отнесение расходов по операциям с нерезидентами на затраты не более 70%);
  3. Правило тонкой капитализации (ограничение по учёту процентных затрат, если сумма кредита превышает собственный капитал украинских компаний более чем в 3,5 раза);
  4. Раскрытие сведений о бенефициаре (с ноября 2014 года введено обязательство раскрыть гос.регистратору информацию о бенефициарах компаний);

Иностранная компания может считаться налоговым резидентом Украины, если фактическое место ее управления находится в Украине.

Под местом управления следует понимать местоположение лиц, которые:

  • Фактически принимают решения;
  • Предоставляют указания о заключении договоров;
  • Распоряжаются банковскими счетами, ведут учёт и тп..

В случае признания иностранной компании резидентом Украины, она обязуется стать на учёт в налоговый орган Украины, как плательщик налога на прибыль.

Расматривается вариант привлечения бенефициара к ответственности за уклонение от регистрации и уплаты налоговиностранной компанией, признаной налоговы резидентом Украины.

Присоединение к BEPS является своеобразной лакмусовой бумажкой для определения того, насколько серьезно та или иная страна относится к уклонению от уплаты налогов и борьбе против него.Не исключено, что страны, которые будут игнорировать международные механизмы борьбы с уклонением от уплаты налогов, могут столкнуться с проблемами — например, для компаний-резидентов этих стран банки не будут открывать счета. Но ситуация двоякая. С одной стороны, любой прогресс в борьбе с уклонением от уплаты налогов — это хороший сигнал. Ситуация в мире изменилась, офшоры больше не считаются позитивным явлением, а агрессивное налоговое планирование больше не является предметом гордости для бизнеса. Поэтому Украина не может стоять в стороне в тот момент, когда все страны жестко сражаются за право собирать налоги.

С другой — наша экономика еще слаба, а Украина, не является достаточно привлекательной для инвесторов. Поэтому очень важно, чтобы жесткие налоговые правила, слепо скопированные у развитых стран, не послужили причиной для ухода бизнеса из страны или нежелания нового бизнеса вкладывать здесь средства. Поэтому с одной стороны Украина должна бороться за то, чтобы плательщики не уклонялись от уплаты налогов агрессивными и некорректными методами, и здесь подходы, основанные на плане BEPS, нужны и важны, а с другой — нам нужно идти по пути снижения внутренних налоговых ставок, упрощения правил администрирования налогов для того, чтобы платить их в нашей стране действительно было выгодно. А с учетом того, что Украина стремится занять свое место в мировой экономике, открывать для себя новые рынки, активно торговать и инвестировать, ей важно следовать выбору развитых и цивилизованных стран.

Деофшоризации украинской экономики не способствует применение командных методов формирования дополнительных административных барьеров, в том числе в части увеличения отчетности и/или проверок государственных надзорных органов. Важно повысить привлекательность украинской экономики и юрисдикции посредством реформы судебной системы, усиления защиты прав собственников, усиления ответственности и прозрачности банковского бизнеса.

Очевидно, что административные меры важны и принесут ожидаемый результат только в комлексе с экономическими рыночными методами. Одним из ключевых факторов являются совершенствование инвестиционного климата в Украине. И обеспечение государственной поддержки институциональных инвесторов, в том числе в рамках выпуска инфраструктурных облигаций.

Кроме того, необходимо принять меры, направленные на исключение компаний, контролируемх офщорным капиталом, из стратегически фажных для государства сфер деятельности (добыча полезных ископаемых, транспорт, связь, банковская деятельность, инновации, оборонная промышленность и тд), а также на развитие межгосударственных связей с государствами, использующими в том числе офшорные режимы, с целью заключения двусторонних соглашений о раскрытии информации об операциях украинских резидентов. Гармонизация финансово-экономической привлекательности и правоприминительнйо практики со странами-партнерами будут также способствовать решению проблем деофшоризации украинский экономики.

В свою очередь деофшоризация заставит многих задуматься о выгодности прозрачного ведения бизнеса.

В Британии вступил в законную силу так называемый «Закон о криминальных финансах», утвержденный королевой 27 апреля 2017 года.

Разговоры о том, что Лондон намерен «вывести на чистую воду» миллиардеров-иностранцев ходят уже достаточно давно. На фоне череды громких международных скандалов, связанных с офшорами, со стороны британского общества возник запрос на принятие конкретных действий.

В итоге на рассмотрение в парламент был внесен законопроект, обязывающий состоятельных иностранцев представлять властям полную информацию об источниках своих доходов. Текст этого документа ввел понятие «богатство необъясненного происхождения», которое и будет подлежать изъятию в пользу государственной казны. Как уже упоминается выше, закон утвержден королевой в конце апреля 2017 года и уже вступил в силу.

«Закон о криминальных финансах» предусматривает существенное ужесточение законодательства в сфере борьбы с уклонениями от уплаты налогов, отмывания денег, коррупции и финансирования терроризма. Его нормами предоставляются полномочия правоохранительным органам изымать подозрительные объекты недвижимости (если стоимость объекта недвижимости превышает 50 000 фунтов стерлингов), если собственник (бенефициар) не может объяснить источник происхождения средств на их покупку. Недвижимость может изыматься у политически значимых лиц, или у лиц, которые вовлечены или связаны с серьезными уголовными правонарушениями. Предусматривается возможность расширения сроков расследования подозрительных сделок правоохранительными органами.

Закон, кроме прочего, предусматривает ответственность для компаний и партнерств в виде штрафа, а также субсидиарной ответственности за содействие в уклонении от уплаты налогов (как в своей стране, так и за рубежом) связанными лицами (включая сотрудников, агентов, других лиц). Потенциальные штрафы не ограничены. Компании и партнерства могут избежать ответственности в том случае, если докажут, что внедрили надлежащие превентивные механизмы, которые позволяют уменьшить риск уклонения от уплаты налогов. Кроме того, вводится уголовная ответственность для компаний, зарегистрированных в Великобритании, за неуплату налогов в других странах.

Другими словами, от «счастливого обладателя», к примеру, недвижимости в элитном районе Лондона британская корона будет ожидать документов, объясняющих, действительно ли его трудовые будни столь удачно складывались, что позволили ему накопить необходимую крупную сумму для совершения покупки? Если госорганы (пока нет однозначного понимания того, какой конкретно орган этим будет заниматься) не удовлетворяться объяснением «клиента», то к делу приступит суд. А уж если и суд не установит, что обладатель британских активов нажил средства «честным и непосильным трудом», тогда официальный Лондон просто-напросто совершит операцию по отъёму активов. Мало того, «клиент» автоматически попадёт в базу, в которой состоят лица, засветившиеся на коррупционных преступлениях, со всеми вытекающими для такого «клиента» последствиями в Британии и не только.

Упомянутый Forbes со ссылкой на National Crime Agency указывает на то, что ежегодно через различные оффшорные и подставные фирмы входят около 100 миллиардов «грязных» («коррупционных») фунтов стерлингов (около 122 млрд долларов США). Львиная доля этих средств уже в самой Британии идёт на приобретение недвижимости, элитных автомобилей, элитных лотов аукционов, акций крупных компаний и т.п.

Таким образом сегодня стоит серьезно задуматься о пересмотре существующей структуры бизнеса, а так же иметь историю о легальности полученных доходов. В противном случае риск лишиться имущества существенно возростает. Реальный бизнес уже испытывает сложности в работе с оффшорами и в дальнейшем эта тенденция не будет меняться. Работавшие ранее схемы с участием офшорных зон теперь становятся порой намного невыгоднее нежели вести белый бизнес и честно платить налоги в своей стране.

Александр Таламанчук, «Информат»

 

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...