Отдых на море

Эра новых войн

Эра новых войн

ПОДЕЛИТЬСЯ
Эра новых войн

По материалам Forbs

Интернет аккумулировал в себе весь необходимый арсенал для быстрого и эффективного формирования информационного поля. Тем не менее, этот потенциал используется лишь частично, поскольку эксабайты данных, которыми наводнена Глобальная Сеть, не структурированы и не систематизированы. И хотя почти все возможности для поиска информации уже созданы, все еще нет главного – полноценного инструмента для ее быстрого анализа и управления ею.

Поэтому знаменитый постулат «тот, кто владеет информацией – владеет миром» сегодня приобретает иной смысл, в котором основное место занимает не только и столько владение, сколько возможность управлять информационным полем и собственноручно формировать его.

Такое смещение акцентов вполне закономерно, так как и в бизнесе, и в политике при решении конфликтов все чаще пользуются новым форматом оружия, которое принято называть информационными войнами.

В такой войне на первое место выходят процессы формирования общественного мнения. В этом случае ключевым становится преуменьшение значимости того или иного события, недопущение его в информационное пространство, и смещение, таким образом, смысловых и идеологических акцентов. Все это позволяет, с одной стороны, разрушить имеющуюся информационную систему, с другой – произвести смену коммуникативной установки в обществе, и таким образом подчинить его интересы интересам страны-агрессора или политического оппонента.

Одним из первых информационных противостояний считается Холодная война 1946-1991 годов, в ходе которой и СССР, и США вели не только военную и экономическую, но и идеологическую, изобличающую врага игру. Текущие действия России в информационной сфере во многом превзошли ту войну.

В информационной войне на первое место выходят процессы формирования общественного мнения. В этом случае ключевым становится преуменьшение значимости того или иного события, недопущение его в информационное пространство, и смещение, таким образом, смысловых и идеологических акцентов

Тем не менее, в украинской корпоративной среде, на фоне политических перипетий, процесс формирования информационного поля и проведения антикризисных PR-кампаний остается одной из наиболее слабых сторон. Большинство процессов проходят интуитивно или основываются на экспертизе отдельных специалистов, которые в принятии решений опираются на свой опыт (кстати, далеко не всегда релевантный), но при этом не располагают необходимыми цифрами и статистикой.

Проще говоря, все понимают, что сегодня общественное мнение зарождается в социальных сетях, но никто не знает, за что он платит деньги, вбрасывая информацию. Нет общепринятой метрики, которая позволяет считать охват аудитории, ее вовлеченность и т.д. Есть много глубокой аналитики для интернет-маркетинга, но она абсолютно не интегрирована в PR-процессы. Более того, off-line исследования слабо экстраполируются на интернет-среду. К тому же индустрия online-исследований еще сформирована достаточно слабо.

Поэтому сейчас интернет и социальные сети находятся где-то на этапе развития телевидения 1999-2000 годов, когда не было показателей, отражающих масштаб рекламно-информационного воздействия, и продавалось исключительно количество выходов. Тогда тоже не было ответов, сколько, где и для чего размещать рекламу, и какой отдачи от нее ожидать.

Нечто подобное происходит и сегодня. PR, который строится по такому же принципу, не гарантирует результата и не дает понимания, какие действия и шаги будут оправданы, а без каких можно и вовсе обойтись. В сухом остатке объем информационного поля никак не привязан к его эффективности. А значит, нет «валюты» рынка и прочих количественных параметров, которые позволяют оценить стоимость такой «военной» кампании.

Все понимают, что сегодня общественное мнение зарождается в социальных сетях, но никто не знает, за что он платит деньги, вбрасывая информацию

Особенно остро эта проблема возникает тогда, когда нужно принимать быстрые решения, и оперативность реакции на информационный вброс исчисляется буквально минутами. Вероятность ошибки растет в геометрической прогрессии из-за того, что достоверные данные о рынке, целевой аудитории или конкурентах попросту отсутствуют. В итоге цена неверных решений по работе в информационном пространстве оказывается очень высокой. «Вброс», нанося репутации одной из сторон непоправимый ущерб, моментально распространяется на широкую аудиторию и укореняется в интернете настолько, что вычистить его оттуда почти невозможно. Именно поэтому в любой информационной войне жизненно важна не только точность, но и скорость удара, а также прогнозируемость эффекта, который он обеспечит.

Но самое главное преимущество в информационной войне – оперативность реакции. Удар по репутации нужно отражать «здесь и сейчас», а не «когда-то потом». Ведь тот, кто наполнит информационное пространство первым, станет нападающим, в то время как второй стороне придется отбиваться. А это уже совсем другие масштабы и затраты.

Впрочем, уже существуют два типа инструментов, которые могли бы стать эффективными в ведении информационных сражений.

Во-первых, это системы мониторинга социальных медиа и интернета. Их стремительный рост наблюдался главным образом с 2007 по 2009 год. Тем не менее, в последнее время их «бум» значительно пошел на спад. Это связано с тем, что подобные системы достаточно ограничены. Они позволяют мониторить статическое информационное поле, но при этом не дают возможности анализировать его в динамике (в том числе скорость распространения), прогнозировать объем и структуру, но, самое главное, не позволяют подбирать оптимальные способы нивелирования информационных атак.

Вторая группа – это аналитические системы, которые связаны с информационной разведкой. Например, на постсоветском пространстве хорошо известна технология Avalanche, разработанная подполковником спецслужб Андреем Масаловичем. Она объединяет в себе широкий функционал интернет-поиска и аналитики для упреждения информационных атак. На базе Avalanche уже создано достаточное количество систем. Одна из них – «Лавина Пульс» – активно используется в оперативно-розыскной деятельности правоохранительными органами России.

Как правило, такие системы действуют по принципу конструктора. Первый блок отвечает за мониторинг СМИ, соцсетей, форумов, блогов, выявляя потенциально опасные информационные поля. Второй элемент системы сканирует сайты заказчика и анализирует их уязвимость. Третий компонент – слежение за конкретными информационными потоками или ресурсами, со стороны которых может исходить атака (например, от конкурирующих компаний или оппозиционных политических сил). Четвертый блок – «боевой», который в случае кражи данных может изъять их у хакеров.

Недостаток систем разведки заключается в том, что они хотя и ищут достаточно глубоко, но не имеют широкого покрытия, и, как и системы мониторинга, ограничиваются статическим срезом информационной среды.
Тем не менее, наличие этих двух инструментов – первый шаг к тому, чтобы создать полноценный инструмент, который позволит автоматически изучать, прогнозировать, формировать, изменять и масштабировать инфополе. Ведь только комплексный подход позволит вывести информационные войны с уровня бездумных автоматов до интеллектуального оружия массового противодействия.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ