Есть ли жизнь после Обамы?

Есть ли жизнь после Обамы?

627
ПОДЕЛИТЬСЯ
Возможно, победа Трампа не стоит той паники, что поднялась?
Возможно, победа Трампа не стоит той паники, что поднялась?

Победа Дональда Трампа кардинально меняет мировую геополитическую повестку. Существенные изменения коснутся и Украины, которые с большими опасениями ожидает местная политическая элита.

Белая Америка

Победа Трампа – это бунт пока еще белого американского большинства за ту старую-добрую Америку, которой давно уже нет. За рождественскую Америку Уолта Диснея, свободно курящего на экранах Хамфри Богарта, за ту Америку, в которой «гомосексуалист» — было оскорблением, а запуганные негры и скромные латиносы были безобидными нацменами.

Правда, есть и другая Америка, которая за Трампа не голосовала. Это силиконовая и нанотехнологичная Калифорния, которая по факту является отдельной республикой в составе США. За Трампа не голосовал и Нью-Йорк – столица гламура, политкорректности и мультикультурализма, где живут совсем иначе, чем в остальной Америке. Тотально не проголосовал за Трампа и столичный Вашингтон, половина населения которого составляют негры, а еще 10% населения города – открытые гомосексуалисты (самый высокий показатель по США).

Эти выборы показали цивилизационный водораздел в котором точно не сегодня оказались Соединенные Штаты. С одной стороны присутствует «новая Америка» гламура, нетрадиционных сексуальных ориентаций, тотальной политкорректности, инновационных технологий, миграционных потоков и левацкой модели экономики. С другой стороны оказалась Америка старая – одноэтажная, провинциальная, белая, с традиционными семейными ценностями, не переваривающая мигрантов и живущая по средствам.

«Эти выборы показали цивилизационный водораздел в котором точно не сегодня оказались Соединенные Штаты»

Трамп успешно окучил «старую Америку», продавая ей те месседжи, которые его электорат готов был потреблять. При этом самого по себе «феномена Трампа» не существует. Да, Дональд эксцентрик и несистемщик. Он выбивается из заданных стандартов политического поведения. Но фундаментальную нишу раскола Америки он и его команда определили предельно грамотно. Единственное, что какому-то другому системному политику пахать на этой нише понадобилось бы еще лет 10. Трамп же просто прошел этот путь за одну избирательную кампанию. Никакой другой политик не смог бы в Штатах сказать, что ислам – это основа терроризма. Или всех незаконных мигрантов нужно выселить из США, а на границе с Мексикой построить стену, которую оплатят сами же мексиканцы.

Трамп доступно, ярко и художественно озвучивал всю ту проблематику, о которой думают миллионы американцев, ностальгирующих по той стране, которой уже нет. Другое дело, что избирательная кампания уже завершена и то наследство, которое получил Трамп от Обамы вдруг и сразу прилизать под озвученные ранее месседжи не получится. Пока что можно предположить, что в среднесрочной перспективе администрация Трампа выберет следующие векторы в своей деятельности:

  • умеренный изоляционизм на внешней арене;
  • предельное ужесточение миграционной политики;
  • сокращение «прожирающих» расходов (оборонка, иностранные фонды, адаптационная помощь мигрантам и пр.).

Мировые заботы

В Брюсселе очень обеспокоены предвыборными обещаниями Трампа сократить расходы на НАТО и уже сейчас активно озвучиваются инициативы о создании «общеевропейской армии ЕС». Однако в этой идеи видны все фобии евробюрократии, которая в случае ухода американцев с континента, вступит в жесткий клинч с национальными элитами европейских стран. В случае, если американский военный зонтик над Европой начнет проседать, сама необходимость существование брюссельской евробюрократии окажется под большим вопросом. Именно по этой причине «еврооптимисты» восприняли победу Трампа еще болезненнее, чем Брексит.

Обеспокоены победой Трампа также и в Токио. Теперь под сомнения ставится вся идея Обамы о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП), в котором гигантские преференции должны будут получить глобальные корпорации (в основном, американские). Идея администрации Обамы заключалась в выведении транснациональных корпораций за рамки влияния национальных законодательств и по сути государство становилось вторичным в этих взаимоотношениях. Японская элита потратила большие усилия, чтобы протолкнуть эти идеи у себя на национальном уровне, и теперь все это оказывается напрасно. Изоляционизм Трампа точно не предполагает продвижение глобалистской идеи ТТП.

В Пекине избрание Трампа поднимает вопросы другого уровня. Во-первых, новая республиканская администрация может РЕАЛЬНО смотреть на соотношение сил в мире, а не по клише 30-летней давности. А в этом реальном мире именно Китай, а не Россия является страной, которая претендует на роль второй супер-державы. Соответственно, политика «сдерживания Китая» может стать основной на внешнеполитическом векторе при Трампе. А во-вторых, поддержка реального сектора экономики внутри США может ударить по торговым позициям Китая, который в год торгует с американцами на 380-400 млрд. долл.

«В Москве победу Трампа пока что осторожно связывают с вероятными перспективами в прорыве двухсторонних отношений»

Наконец, в Москве победу Трампа пока что осторожно связывают с вероятными перспективами в прорыве двухсторонних отношений. Но и здесь у русских, скорее всего, наступит скорое разочарования. Трамп может испытывать личные симпатии к Путину, ему могут нравиться русские девушки и красная икра. Однако политическая система в США выстроена таким образом, что она слишком инерционна во всем, что касается диаметрального изменения накатанной десятилетиями практической политики. Особенно это касается внешней политики, где Трампу нужно будет предложить какую-то альтернативу действиям демократов.

На данном этапе у Вашингтона и Москвы две ключевые линии противостояния – это Сирия и Украина. И ни по одному из вопросов вдруг и сразу разрешить системный конфликт не получится. В Сирии республиканцы могут прекратить военную поддержку «умеренной оппозиции», но тогда позиции Вашингтона сразу же просядут в Саудовской Аравии и странах залива. К тому же, есть еще обиженная Турция, разрывающийся на три части Ирак, и совсем недружелюбный Иран. Ближний Восток пылает и в администрации Трампа вряд ли имеется какое-то свое альтернативное видение решение «сирийского вопроса».

Украинский вопрос

Надо сразу уяснить, что украинский вопрос для администрации Трампа – не ключевой. Персонально у Трампа нет никаких обязательств перед Порошенко и всей командой политиков, которые пришли к власти в 2014 году. Собственно, это сейчас и вызывает наибольшее опасение в киевских элитных кабинетах. Особенно после всех тех личностных выпадов в сторону Трампа, которые последние полгода лились из уст украинской власти.

Больше всего в Киеве обеспокоены возможными личными договоренностями Путина и Трампа по Украине. А они могут быть какими угодно. Даже простое соглашение по выполнению ВСЕХ пунктов Минских соглашений – это будет практически смертельно-болезненным ударом по всей политической верхушке Украины. А ведь Трамп может пойти и гораздо дальше. По крайней мере, его заявление по Крыму, а также демонстративный отказ встретиться с Петром Порошенко в Нью-Йорке – это еще не приговор, но очень болезненный симптом.

«Однозначно что произойдет – это сокращение финансирования грандовских организаци по украинскому направлению»

Однозначно что произойдет – это сокращение финансирования грандовских организаци по украинскому направлению. Многие потеряют статус неприкасаемых, которые имели в Киеве при демократах. Соответственно, менее борзыми станут Лещенко и Ко, новосозданная НАБУ и прочие телеканалы имени Пинчука. В краткосрочной перспективе это укрепит личные позиции Петра Порошенко, так как Вашингтону ближайшие полгода точно будет не до Украины. Но затем начнутся те самые переговоры-притирки Дональда с Владимиром, которые так беспокоят киевские элиты. А их итогом может быть что угодно.

Пока же киевская элита подтирает свои посты в соцсетях, кто-то, как Михаил Саакашвили уже заявил о «20 летней дружбе с Трампом», остальные просто присматриваются к новым лицам в республиканском окружении. Ну и ожидают новых сигналов из Вашингтона. Есть ли жизнь после Обамы, в Киеве уже скоро узнают.

Игорь Лесев, Информат

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.