Отдых на море

Есть такая профессия – с коррупцией бороться! Очень прибыльное дело

Есть такая профессия – с коррупцией бороться! Очень прибыльное дело

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Карпец
Александр Карпец

Борьба с коррупцией в Украине обретает показушные и визгливо-истеричные формы, поскольку представляет собой явление, известное как ИБД, то бишь имитация бурной деятельности. При созерцании буйного антикоррупционного шабаша вспоминается не совсем приличный, но весьма приличествующий случаю одесский анекдот: «Сара имитирует бурный оргазм, чтобы иметь отношения с Изей. Изя имитирует отношения с Сарой, чтобы иметь оргазм».

Хорошо известно, что коррупционеров у нас немеряно – каждый второй, а часто – почти каждый первый. Но борцов с коррупцией уже скоро будет больше, чем коррупционеров. К «антикоррупционерам в законе», то есть многочисленных государственным органам, долженствующим победить коррупционную гидру, активно подключаются полчища активистов-общественников из грантоедских негосударственных организаций. Объясняется это очень просто – борьба с коррупцией является очень выгодным в материальном плане, а также с точки зрения известности, медийности и прочего пиара.

«Борьба с коррупцией является очень выгодным в материальном плане»

В последнее время к неистовой борьбе антикоррупционеров с коррупционерами добавилась еще и борьба антикоррупционеров между собой, очевидно, с целью выяснить, «кто круче антикоррупционер». А может, это и вовсе борьба за то, кто возглавит коррупцию. Очевидно, что никто всерьез не собирается побеждать коррупцию в стране, но известно, что если не можешь, тем более не хочешь что-либо победить, это «что-либо» нужно возглавить.

Но особо умиляет то, что «государственные антикоррупционеры» взялись сами себе устанавливать просто-таки космические зарплаты. От них решили не отставать разного рода чиновники, в том числе, на местном уровне. Аргументация простая: поднимаем себе зарплаты, премии, надбавки и прочие выплаты, чтобы иметь высокие доходы, не брать взятки и, таким образом, уберечь себя от впадения во грех коррупции. Естественно, за счет бюджета, то есть налогоплательщиков, большинство которых едва выживают на свои мизерные доходы. Антикоррупционеры-общественники, подъедающиеся на грантах, судя по ним, тоже не особо бедствуют, по крайней мере, если судить по их «прикидам», «тачкам», на которых они подруливают к телестудиям, а также по их бесконечному сидению и глаголанию в этих самых телестудиях, что является, как известно, мероприятием платным и отнюдь не дешевым.

«В соседней Польше, насколько можно понять, существует один орган, которого полякам хватает»

Обращает на себя внимание огромное количество антикоррупционных органов, которые расплодились в Украине в последнее время. В соседней Польше, насколько можно понять, существует один орган, которого полякам хватает. Ясное дело, что полностью и окончательно коррупцию в Речи Посполитой не побороли, и поляки очень часто сетуют на то, что у них, дескать, «разгул коррупции». Оно, конечно, польскому панству виднее, но, против нашего разгула коррупции, их «разгул» – это детский лепет в песочнице.

Но по сравнению с Польшей, у нас еще имеет место быть и «разгул антикоррупции». С коррупцией в Украине самоотверженно борются: во-первых, Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК); во-вторых, Специальная антикоррупционная прокуратура (САП); в-третьих, Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ); в-четвертых, к указанным инстанциям вскоре должно присоединиться некое Государственное бюро расследований. Наконец, в-пятых, новой редакцией закона «О судоустройстве и статусе судей», вступившей в силу 30 сентября 2016 года, предусмотрено создание Высшего антикоррупционного суда.

Антикоррупционный радикализм заграницы

На данный момент «борьба» с коррупцией свелась к скандальному, но пока что совершенно бесполезному электронному декларированию. Декларирование показало, что очень многие чиновники и депутаты располагают огромными объемы наличных денег, дорогостоящей недвижимостью, предметами роскоши и так далее. Объяснить законное происхождение значительной части этих богатств они едва ли смогут, да и не особо напрягаются в этом направлении. Возмущенная общественность требует учинить проверку. Зарубежные кредиторы Украины в лице, в том числе, МВФ требуют того же. Многоголосый хор вышеупомянутых антикоррупционных государственных органов также пропел нечто о том, что не худо бы проверить законность приобретения богатств их владельцами. Но на этом все застопорилось якобы потому, что отсутствует некая инструкция на предмет того, как именно расследовать законность или незаконность владения теми или иными индивидами теми или иными богатствами. Сию инструкцию якобы должны были разработать в НАПК, но с этой сложной задачей пока не управились, не говоря уже о том, что этот документ нужно будет еще утвердить, зарегистрировать и так далее.

В то же время, подсказки о том, как бороться с коррупцией, звучат от представителей иностранных государств и международных финансовых организаций. Подсказки эти разную степень радикализма, вплоть до самых радикальных.

«Китайцы не понимают, почему коррупционных чиновников не стреляют»

Например, недавно столицу посетил некто Чжан Чжунхуа, вице-президент одной из внешнеэкономических строительных компаний Китая. Сей достойный китайский муж, отказавшись от обычной восточной витиеватости, поставил вопрос прямо, можно даже сказать «чисто конкретно»: «Почему у вас такие молодые министры, почему они так часто меняются. Китайцы не понимают, почему коррупционных чиновников не стреляют, как у нас».

Напомним, что в Китае, в отличие от нас, еще до сих пор бытует обращение не «господин» или «пан», а товарищ. Это к тому, что так и хочется ответить товарищу Чжану Чжунхуа, что и в Украине очень и очень многие не понимают, с какого перепугу у нас постоянно меняются министры, причем значительной части этих «министров» еще в пору посещать детский сад. Не говоря уже о том, что до получения постов в высших органах государственной власти эти «министры» отличились разве только публикацией в интернете своих фотографий, часто весьма фривольного содержания. Недавний скандал в МВД с некоей 24-летней «мажоршей» в роли заместителя Авакова является ярчайшим примером этого маразма.

Что же касается второй части высказывания китайского товарища Чжан Чжунхуа относительно расстрела коррупционеров, то – таки да! – в Китае крупная коррупция является подрастрельным деянием. Нельзя сказать, что в Китае коррупцию искоренили. Наоборот, там ее очень и очень много. Но власти страны не только признают эту проблему, но и реально с ней борются, подчас очень жестоко, путем высшей меры наказания. Те китайцы, которые работают в Украине и хорошо знакомы с ее реалиями, не понимают, почему наша власть много говорит о коррупции и борьбе с ней, но дальше разговоров дело не идет. Не «догоняют» они своим «слабым азиатским умом», что в Украине с коррупцией борются не для того, чтобы ее побороть, а наоборот, для того чтобы кормиться, причем как на коррупции, так и на борьбе с ней. Понять сию «тайну нашей души» китайцам не дано, это вам не «Пятьдесят тысяч иероглифов Лао-цзы», не нравоучения Конфуция и не Дао Дзена!

«Запад тоже предлагает достаточно радикальный метод борьбы с коррупцией»

Впрочем, не все так кровожадны, как потомки китайских хунвейбинов. «Просвещенный» Запад тоже предлагает достаточно радикальный метод борьбы с коррупцией, хотя и не такой экстремальный, как представители Поднебесной.

Ознакомившись с результатами электронного декларирования, в МВФ задались вполне обоснованным вопросом: зачем кредитовать страну, если на руках представителей ее власти находятся денежные средства, сопоставимые со средней величины кредитом фонда, и это только задекларированные ценности, находящиеся на руках. Поэтому фонд разразился заявлением следующего содержания:

«В то время как был достигнут определенный прогресс в создании новых институтов, в том числе Национального антикоррупционного бюро Украины, а также публикации деклараций активов должностных лиц высокого уровня… ощутимых результатов в преследовании и осуждении коррумпированных чиновников высокого уровня и изъятия доходов от коррупции до сих пор не достигнуто… Власть должна оставаться единой в своей решимости продолжать продвигать реформы, сопротивляясь давлению популистов и преодолевая сопротивление со стороны заинтересованных кругов. Решающие шаги особенно необходимо принять для борьбы с коррупцией, которая остается наиболее часто упоминаемой препятствием для ведения бизнеса в Украине»,

В переводе с политкорректного языка на общепонятный, это означает: пока не начнете сажать коррупционеров на нары, кредитов вам не видать!

А поскольку коррупционеры, по определению, не будут сажать на нары сами себя, то кредитов в обозримом будущем Украине не видать. Как говорится, нет худа без добра. Ранее налогоплательщикам приходится расплачиваться за воровство верхушки и по долгам за кредиты, теперь же по кредитам платить не придется.

«И в борьбе с зеленым змеем побеждает змей»

Впрочем, борьба с коррупцией таки развернулась, но обрела неповторимый отечественный колорит.

Ход этой борьбы ярчайшим образом отражают ведомости на выплату зарплат и премий в различного рода антикоррупционных конторах.

Например, «большой антикоррупционный начальник», а именно, глава НАПК Наталья Корчак с апреля по сентябрь текущего года получила более 700 тысяч гривен. Ежемесячно председатель НАПК получала оклад в размере 35 тысяч гривен, плюс 50% оклада в виде надбавки за выслугу, плюс 100% оклада как надбавку за интенсивность, плюс 100% оклада в виде премии. Коллеги Корчак по НАПК тоже не обеднели: героически сражаясь с гидрой коррупции, они получили не только неслабые оклады, но также надбавки и 250%-е премии к ним.

Кстати, возникает вопрос: о какой надбавке за какую выслугу идет речь, если Национальное агентство по предотвращению коррупции существует всего ничего? Согласно биографической справке, размещенной на сайте ведомства, после окончания в 1992 году вуза и до назначения членом НАПК в декабре 2015 года глава НАПК Наталья Корчак училась в аспирантуре, занималась научной работой, писала диссертации и преподавала в вузах право. Все указанные виды ее предыдущей деятельности никак не являются государственной службой, за которую дается надбавка за выслугу. Или в НАПК один месяц работы идет за 10 лет?

«В НАПК сами устанавливают критерии результатов своей работы»

Еще одно замечание. Получается, что в НАПК сами устанавливают критерии результатов своей работы, сами оценивают эти результаты и сами же себе по этим критериям и результатам выплачивают вознаграждение. Что это если не коррупция?!

Еще раз подчеркнем, что оплачивает весь этот «банкет» бюджет, то есть налогоплательщики.

По пути главных борцов с коррупцией пошли чиновники помельче, в частности, представители местных властей в регионах. В антикоррупционные органы они не входят, а потому непосредственно к борьбе с коррупцией они отношения не имеют. Но они решили приложиться к священному делу борьбы с коррупцией путем подавления коррупционного искушения в себе любимых. При этом они пошли проверенным путем, проторенным главными антикоррупционерами страны, а именно, начислили себе премии в размере сотен процентов от оклада, чтобы не искушаться предлагаемыми взятками.

Например, мэр Черкасс Анатолий Бондаренко будет получать ежемесячные премии в размере 700% оклада, секретарь горсовета и заместители городского головы — по 600%, директора департаментов — по 500%, заместители директоров департаментов — по 400% и так далее в зависимости от ступеньки, занимаемой в иерархии органов местного самоуправления.

Аргументация приводится простая и незатейливая. Дескать, не могут такие уважаемые люди жить на зарплату 10 тысяч гривен. Действительно, рядовой обыватель живет на зарплату 5 тысяч гривен, хотя в ряде регионов и 3 тысячи – за счастье, а эти – не могут!

Таких примеров по стране – великое множество. Оплачивают этот «банкет», естественно, местный бюджет, то есть местные жители-налогоплательщики.

Антикоррупционная батрахомиомахия

Колорита антикоррупционному фарсу прибавили разборки между антикоррупционными органами. Картинка зело напоминает знаменитую «батрахомиомахию», то есть борьбу лягушек с мышами в древнегреческой пародийной пьесе.

«НАБУ накатало на Холодницкого «телегу» самому генпрокурору Юре Луценко»

В суровой битве на тему борьбы с коррупцией сошлись Национальное антикоррупционное бюро во главе с Артемом Ситником и Специальная антикоррупционная прокуратура, возглавляемая Назаром Холодницким. НАБУ накатало на Холодницкого «телегу» самому генпрокурору Юре Луценко, еще одному самоотверженному борцу за все хорошее против всего плохого.

Дальше – не совсем понятно со статусом САП. С одной стороны, она вроде задумывалась как независимая от всего, что шевелится. Но с другой стороны, якобы САП является этаким обособленным подразделением генпрокуратуры, а глава САП, соответственно, является заместителем генпрокурора, что и дает формальные основания жаловаться генпрокурору на главу САП. Или мы что-то не так поняли? Знаете ли, ход мысли и шкурные интересы наших «реформаторов» часто являются еще более непонятными, чем знаменитая женская логика.

Столько крови было пролито (пока только в переносном смысле!) за то, чтобы отделить САП от обычной прокуратуры, чтобы создать антикоррупционную прокуратуру, которая будет «прокуратурнее» обычной прокуратуры. В результате, эти конторы заняты любимой отечественной забавой – межведомственной склокой.

Подобного рода антикоррупционные страсти регулярно вспыхивают уже давно. Недавно генеральный прокурор Украины Юрий Луценко сообщил, что им было получено от НАБУ письменное уведомление с просьбой привлечь к ответственности антикоррупционного прокурора Назара Холодницкого. Правда, вскоре из НАБУ последовало разъяснение о том, что наказывать Холодницкого не просили, а их неправильно поняли. Как можно «привлечь к ответственности» не наказывая, непонятно.

Впрочем, Луценко сразу же заявил, что выполнять требование НАБУ не намерен. Такое решение Луценко аргументировал тем, что между Национальным антикоррупционным бюро и Специальной антикоррупционной прокуратурой тянется противостояние. Ввязываться в межведомственные разборки генпрокурор на собирается и надеется, что «совместными усилиями удастся помочь двум влиятельным структурам найти общий язык».

«За коррупцию в нашей стране можно быть спокойным в том смысле, что ей ничего не угрожает»

Собственно, на этом фарсе можно ставить точку. За коррупцию в нашей стране можно быть спокойным в том смысле, что ей ничего не угрожает. Особенно после опубликованных недавно разоблачений беглого депутата Онищенко в отношении коррупционных деяний Порошенко и его окружения. Вдаваться в подробности этих разоблачений здесь не будем, как и давать оценку самому Онищенко, поскольку сейчас о них не пишет только ленивый, но обратим внимание на тот показательный факт, что ни один из многочисленных антикоррупционынх органов по этому поводу на момент написания этого текста не проронил ни слова. Как говорится, no comments…

Очевидно, что выделение антикоррупционной деятельности в отдельную ветку деятельности правоохранительной, следственной и судебной, а также создание с этой целью целого ряда специализированных государственных органов пока что привело к резкому росту бюджетных расходов и размножению бюрократических структур, которые привычно занялись бюрократическими же склоками и волокитой. О коррупции среди антикоррупционеров ожидаем услыхать в ближайшее время…

Александр Карпец, Информат

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

4 КОММЕНТАРИИ

Comments are closed.