Евроатлантический катализатор

Евроатлантический катализатор

ПОДЕЛИТЬСЯ
Верховная Рада в начале июня вернула вопрос вступления страны в НАТО в перечень стратегических внешнеполитических приоритетов страны

Верховная Рада в начале июня вернула вопрос вступления страны в НАТО в перечень стратегических внешнеполитических приоритетов страны. Рано говорить о скором вступлении в Альянс, однако на отдельные весомые аспекты необходимо обратить внимание.

После начала российской агрессии в Украине число сторонников вступления нашего государства в НАТО неуклонно растет. В соответствии с последним общенациональным опросом, который провела ряд авторитетных институтов, эта цифра достигает 55,9% граждан Украины. Известно, что на востоке и юге страны сторонников евроатлантической интеграции меньше, чем на западе и в центре, однако тенденция выглядит обнадеживающей, ведь перспективу вступления в Альянс поддерживают все больше граждан нашего государства.

История отношений Украины и НАТО куда более длительная, чем кажется на первый взгляд. Напомню, что Хартия об особом партнерстве между Украиной и НАТО была подписана еще 20 лет назад, в июле 1997-го, а еще в 2002 году Леонид Кучма предложил сделать вступление в Альянс внешнеполитическим приоритетом, рассчитывая на встречное движение в исполнении НАТО. Однако инициатива оказалась неудачной — политическая конъюнктура в этом вопросе не была подвержена второго Президента, после «кассетного скандала» не выглядел в глазах лидеров НАТО надежным партнером.

Виктор Ющенко пытался исправить, как ему казалось, ошибки своего предшественника и заметно форсировал продвижения Украины в Альянс. В этом Киев и Тбилиси (Украина и Грузия продвигались навстречу НАТО дуэтом постсоветских стран-партнеров) поддерживал официальный Вашингтон, у которого для этого были собственные резоны. Однако европейские лидеры (прежде всего, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози) не решились обострять отношения с Россией, для которой формализация сближения постсоветских стран с Североатлантическим альянсом является чрезвычайно серьезным раздражителем. Поэтому Украина и Грузия не получили на саммите НАТО в Бухаресте Плана действий для достижения членства (ПДЧ), а только услышали заверения, что двери НАТО будут открыты для них.

В 2010 году, после прихода Виктора Януковича к власти, Верховная Рада Украины внесла изменения в закон об основах внутренней и внешней политики, предусматривающие внеблоковый статус нашего государства. На первый взгляд, они не выглядели настолько вредными, как оказались, ведь невозможным присоединение и в НАТО, и в ОДКБ. Однако реалии жизни оказались куда более сложными: под предлогом внеблоковости украинские Вооруженные Силы не менялись, а разрушались, причем последовательно и целенаправленно. В результате аннексия Россией Крыма не встретила должного сопротивления со стороны украинских военных, а на Донбассе первый удар на себя были вынуждены принимать бойцы специальных подразделений и добровольных батальонов.

Однако российская агрессия против Украины (даже в гибридной форме) заставила представителей НАТО более внимательно наблюдать за ситуацией в Украине и реагировать на агрессивные действия России. Неслучайно развитие ситуации в Донбассе стал темой для обсуждения на саммите Альянса в Уэльсе в сентябре 2014-го, а в июле прошлого года в Варшаве страны-участницы НАТО приняли решение об усилении военного присутствия в государствах Центральной Европы и Балтии. Хотя там размещены относительно небольшие подразделения, однако факт «демонстрации флага» имеет большое значение. Недавно и президент США Дональд Трамп получил дополнительные аргументы, чтобы требовать от участников Альянса увеличивать расходы на оборону, предусмотренные нормами НАТО.

Кремль, безусловно, был заинтересован в том, чтобы его действия против Украины не привлекали внимания Запада. У него уже был положительный опыт агрессии против Грузии в августе 2008 года, которую мировое сообщество, по большому счету, проглотила без какой-либо реакции. Однако масштаб боевых действий и степень участия российских военных в необъявленной агрессии против Украины оказались настолько большими, что оставлять их без внимания оказалось невозможным. Поэтому генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг неоднократно подчеркивал, что НАТО поддерживает территориальную целостность Украины. Хотя эти заявления диссонируют с позицией ведущих стран Запада весной 2014-го, прозрение и изменение подходов евроатлантического сообщества сегодня выглядит свершившимся фактом.

Ответ на действия России порой выглядит асимметричной. Недавно 29-м членом НАТО стала Черногория — балканская страна, которая еще несколько лет назад воспринималась как место реализации российских внешнеполитических интересов. Однако ее многолетний лидер Мило Джуканович не только сделал евроатлантический выбор, но и сумел дать отпор попыткам государственного переворота. Кстати, регион Западных Балкан и Черного моря после аннексии Крыма — зона повышенного внимания со стороны Альянса, и Украина стоит учитывать новые реалии.

Мне пришлось в последнее время принять участие в нескольких мероприятиях, где среди организаторов выступал Альянс. И общей чертой дискуссии, часто проходила за закрытыми от прессы дверями, является признание серьезности проблем, порожденных действиями России, концентрация на поиске путей противодействия агрессии со стороны РФ. В этом контексте в Североатлантическом Альянсе очень внимательно изучают будущие широкомасштабные учения «Запад-2017» в Беларуси, в которых примут участие российские подразделения. Эти маневры рассматриваются как прямая и реальная угроза безопасности ряда стран Альянса, и НАТО уже сегодня отрабатывает возможные контрмеры на случай худшего развития событий.

Украина, несомненно, не стоит надеяться на военную помощь Альянса. Таковы реалии международных отношений: наше государство, имеющее два десятка стратегических партнеров, получила оружие и амуницию только от Литвы, других стран НАТО, в частности, США и Канада поставляют для наших военных армейское снаряжение, но не летальное оружие. Дискуссия и ожидания договоренностей относительно ее возможного поставки, очевидно, оживятся на фоне визита Петра Порошенко за океан и переговоров с Дональдом Трампом. Однако в этом вопросе лучше не питать иллюзий: Вашингтон ведет с Москвой собственную игру, и вопрос летальной оружия — один из козырей, которым не станут заходить сегодня.

Как известно, страна, имеющая конфликт со своим соседом, вряд ли может всерьез претендовать на членство в Североатлантическом альянсе. Для Украины евроатлантический вектор развития — прекрасная возможность изменить Вооруженные силы и выполнить необходимые для вступления в Альянс многочисленные политические требования, ведь НАТО — военно-политический блок.

Не стоит ожидать, что изменения будут стремительными и легкими, это опасная иллюзия, однако продвижение в Альянс может качественно изменить государство в целом. Элита страны должен сделать выводы из ситуации, сложившейся из-за длительный брак национальных интересов, и сформулировать их максимально трезво и прагматично. Евроатлантическая интеграция способна стать катализатором изменений, необходимых для усиления позиций нашего государства в непростом современном мире.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...