Отдых на море

Федеративные боли Донбасса

Федеративные боли Донбасса

ПОДЕЛИТЬСЯ
Федеративные боли Донбасса

Пресловутые «федерация» и «децентрализация», о которых говорят стороны конфликта, имеют принципиально разные смысловые нагрузки. Киев апеллирует сегодня аргументом, что экономически Донбасс самостоятельно не сможет себя содержать. Власти ДНР и ЛНР, напротив, утверждают, что их регион обеспечивает 26% валютных поступлений в рамках всей страны, и политико-экономическая независимость от центра решит основные проблемы Донбасса.

Чего боится Киев?

На самом деле в Киеве не столько боится экономической независимости Донбасса, сколько его гуманитарной самостоятельности. Федерализация в полном смысле этого понятия предполагает не только экономическую самостоятельность от центра, но и широкую социально-политическую автономию. Классическая федеративная система предполагает функционирование на уровне региона своей особой судебной системы (чаще всего, субъект федерации имеет свою конституцию), контроль над образовательным процессом и формирование автономной от центра правоохранительной системы.

В украинских реалиях это бы означало, что законодательное собрание Донецкой области смог бы заблокировать для всей Украины вхождение в какое-то международное образование (например, в ЕС или НАТО), стандарты министерства образования перестали бы быть едиными для Донбасса (во Львове школьники будут изучать период «советской оккупации», а в Луганске – «бандеровский коллаборационизм периода Великой Отечественной войны»), а местная милиция подчинялась бы исключительно исполнительной власти Донбасса, полностью игнорируя Киев.

Собственно, проблема сосуществования двух разных миров – украинской Украины и не совсем украинского Донбасса и будет основным (очень болезненным) предметом переговоров нового президента с самопровозглашенными властями ДНР и ЛНР. К слову, Петр Порошенко в день голосования заявил, что «с народом Донбасса необходимо начать вести диалог». Означать это может что угодно, но то, что любой диалог и переговоры в конечном итоге предполагают обоюдный компромисс – это факт. Поэтому центральным вопросом остается – каким именно этот компромисс может быть?

Их нравы

В качестве примера сосуществования центра и региона, возьмем два субъекта федерации – немецкий Северный Рейн-Вестфалию и американский штат Пенсильвания. По экономическим показателям оба региона – немецкая земля и американский штат – отдаленно схожи с Донбассом. Северный Рейн-Вестфалия, как и Донбасс, производит 22% ВВП страны, имеет мощную металлургическую базу и некогда ведущую в мире угольную промышленность. ВВП Пенсильвании в 3 раза превосходит всеукраинский, однако значение штата для США приблизительно равно значению Донецкой области для Украины – развитая металлургическая промышленность, химпром и нерентабельные угольные шахты.

Но что показательно, даже у таких успешных с экономической точки зрения субъектов федерации, существуют значительные региональные задолженности. Например, задолженность земельного бюджета Северного Рейн-Вестфалия превышает 130 млрд. евро, и это, напомним, вторая по экономической успешности территория Германии, после Баварии. И реально решить эти задолженности через перераспределение доходов через Берлин, в Германии не получается. Сегодня 65% покрытия долговых обязательств ложится на плечи федеральных властей и только 35% покрывает земельный бюджет.

О чем это говорит? Как минимум о том, что без федеративной кооперации всех земель, «жить хорошо» в отдельно взятом регионе высокоразвитой Германии не получается. В рамках Украины это четко видно на дотационном финансировании нерентабельных шахт Донбасса, которые получают ежегодно чуть более миллиарда долларов. Если предположить, что основные валютные поступления от продукции «Азовстали», меткомбината им. Ильича, Харцызского трубного завода, Авдеевского коксозавода и десятков других гигантов, приносящих сотни миллионов долларов на международном рынке, будут оседать в бюджете Донбасса, то также логично предполагать, что и дотировать шахты придется силами самого региона, без всеукраинской «кормушки».

К чему это приведет? Как минимум, к появлению внутрирегионального отраслевого противостояния. Деньги, которые заработали металлурги и химики будут покрывать не только социальные нужды края – бюджетников – но также они будут отчисляться на поддержание «нахлебников», которыми становятся шахтеры. На Донбассе сегодня полностью рентабельными является около 50 шахт, т.е. только каждая пятая в регионе. В случае перехода региона на режим самоокупаемости, их объективно придется закрывать. А это значит оставить без работы 220-270 тыс. человек. Если прибавить членов их семей, цифра приблизится к полутора миллионов. Приблизительно столько людей сегодня кормится от «угольной занятости».

Это вовсе не значит, что Донбасс в свободном экономическом плане рухнет, разорится или испепелится, как любят об этом заявлять в Киеве. На порядок больше проблем как раз будет у Киева без «донецких» валютных поступлений. Другое дело, что прелесть экономической самостоятельности от Киева смогут испытать далеко не все жители Донецкой и Луганской областей. Значительная часть из них останется без работы.

Антиолигархическая революция

Впрочем, существует условие, при котором проблему дотационного финансирование шахт самопровозглашенные правительства Донбасса могут решить. Условие это – национализация промышленных объектов с последующим вытеснением финансового влияние групп Ахметова, Коломойского, Таруты, Пинчука и ряда олигархов помельче. В таком случае, в Донбассе случится не только пророссийская, но еще и социально-левацкая революция. И что показательно, все предпосылки сегодня для этого существуют.

Предпосылка первая – властям ДНР и ЛНР нужно финансирование для элементарной реализации полноты своей власти в регионе. Та же Россия может оказывать некоторую финансовую и гуманитарную помощь, однако новым властям необходимо наладить всю вертикаль верховенства власти в регионе – от сбора налогов до выплаты зарплат и пенсий. Для этого просто необходимо финансовые потоки локализовать в границах Донбасса, порвав традиционную связь с Киевом.

Предпосылка вторая – олигархические группы Донбасса уже сделали свой выбор в пользу поддержки Киева. Это значит, что «по любовному» налоговый сбор с той же СКМ Ахметова «сбить» не получится. Поэтому надо все брать силой, в противном случае все эти «республики Донбасса» превращаются в бутафорию.

Предпосылка третья – «отжать» чужие промобъекты без широкого дележа среди простых людей, у новых властей ДНР и ЛНР не получится. Новые власти сегодня держатся только на массовой поддержке жителей Донбасса. Чтобы в дальнейшем культивировать эту массовость, правительствам ДНР и ЛНР придется развиваться по левацко-социалистическому пути. Аналогию можно найти в Приднестровье и Белоруссии.

Такое развитие «русской весны» на Донбассе меньше всего устроило бы официальный Киев. Для Коломойского, Порошенко, Тимошенко и Ко это было бы даже хуже, если Россия просто введет войска и оккупирует Донбасс. Реальная национализация активов олигархических групп в отдельно взятых регионах Украины – на Донбассе – может вызвать эффект домино. И тогда Майдан 3, вероятность которого достаточно высока, из украинско-националистического превратится в антиолигархический.

Поэтому тот же Порошенко после выборов, скорее всего, пойдет на уступки ДНР и ЛНР в праве регионов самостоятельно определять экономическую и гуманитарную политику. Уступки не будет только в одном – в праве пересмотра частной собственности.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ