«Формула Штайнмайера» – будет ли капитуляция Украины?..

«Формула Штайнмайера» – будет ли капитуляция Украины?..

ПОДЕЛИТЬСЯ
«Формула Штайнмайера» это не какое-то ноу-хау нынешнего президента Украины Владимира Зеленского, а наследие, доставшееся ему от его предшественника, который до этого пять лет постоянно заявлял, что «альтернативы Минским соглашений нет»...

Украина снова бурлит. Страсти накаляются. На минувшей неделе проводились акции протеста в крупных городах и митинги в Киеве. Это пока ещё неполноценный Майдан, но вполне может сойти за такой себе предвестник очередной дестабилизации в стране.

Что же стало камнем преткновения? «Формула Штайнмайера» – непосредственные шаги, которые должны быть предприняты участниками российско-украинского военного конфликта на Донбассе для урегулирования ситуации и прекращения боевых действий.

Что же это за шаги, которые вызвали такую нервную реакцию среди пассионарно настроенных граждан Украины? Для того чтобы немного вникнуть в эту тему, вернёмся на несколько лет назад – в сентябрь 2014 года.

В то время недалеко от Донецка, в районе города Иловайск, попали в окружение несколько тысяч бойцов украинских вооружённых сил. При выходе из «котла», в нарушение мирных договорённостей подверглись неожиданному нападению. В результате значительная часть воинов погибла или попала в плен к российским оккупационным войскам. Выйти из «котла» смогли немногие.

Сложилась катастрофическая ситуация – украинские вооружённые силы были там разбиты, правительство впало в ступор, а президент страны Пётр Порошенко в Минске спешно, при посредничестве канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда, фактически заключил мирное соглашение с президентом РФ Владимиром Путиным.

По итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы относительно совместных шагов, направленных на имплементацию мирного плана президента Украины Петра Порошенко и инициатив президента России Владимира Путина был подписан следующий протокол:

  1. Обеспечить незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия.
  2. Обеспечить мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима неприменения оружия.
  3. Провести децентрализацию власти, в том числе путём принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе).
  4. Обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и РФ.
  5. Безотлагательно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц.
  6. Принять закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые имели место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины.
  7. Продолжить инклюзивный общенациональный диалог.
  8. Принять меры по улучшению гуманитарной ситуации в Донбассе.
  9. Обеспечить проведение досрочных местных выборов в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе).
  10. Вывести незаконные вооружённые формирования, военную технику, а также боевиков и наёмников с территории Украины.
  11. Принять программу экономического возрождения Донбасса и восстановления жизнедеятельности региона.
  12. Предоставить гарантии личной безопасности для участников консультаций.

Чёрным шрифтом выделено то, чего не было изложено в плане Владимира Путина по урегулированию конфликта, озвученном за несколько дней до саммита в Минске. Следовательно, пассажи о децентрализации власти в Украине, о принятии особого статуса ОРДЛО, о диалоге с коллаборационистами и гарантиях их личной безопасности являлись непосредственно инициативой украинской стороны и президента страны Петра Порошенко, который в относительно недавнем интервью «Украинской правде» подтвердил, что Минские соглашение готовил непосредственно он сам.

На основании принятых решений, в то время министром иностранных дел Германии Штайнмайером была предложена формула реализации достигнутых соглашений, в обсуждении и согласовании которой принимал участие в том числе президент Украины Пётр Порошенко. Вот что заявил Пётр Алексеевич после пятичасовых переговоров с Меркель, Олландом и Путиным в Берлине в октябре 2016 года: «Было отдельное обсуждение вопроса подготовки к выборам и договорились продолжить на уровне экспертов, на уровне рабочих групп работу по подготовке концепции избирательного законодательства, имплементации так называемой «формулы Штайнмайера».

Эта формула предусматривает особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей, прекращение огня, разведение войск, принятие парламентом закона об амнистии боевиков, проведение местных выборов под эгидой ОБСЕ.

Так что «формула Штайнмайера» это не какое-то ноу-хау нынешнего президента Украины Владимира Зеленского, а наследие, доставшееся ему от его предшественника, который до этого пять лет постоянно заявлял, что «альтернативы Минским соглашений нет». А после сокрушительного поражения на президентских выборах быстро открестился от своих действий и обязательств, а сейчас цинично делает заявления, что «формулы Штайнмайера» якобы никогда не существовало. Его же сторонники считают, что принятие этой формулы будет капитуляцией перед Российской Федерацией, но при этом не хотят принимать во внимание, что Украину к этому шагу привёл непосредственно Пётр Алексеевич Порошенко, подписав Минские соглашения.

Нынешний министр иностранных дел Вадим Пристайко, в 2016 году бывший первым заместителем министра иностранных дел, сказал, что «формулу Штайнмайера» тогда ещё согласовывал пятый президент Украины Пётр Порошенко, и поэтому, добавил он: «… Мы, как люди, которые выполняют даже то, что пообещали наши предыдущие президенты, должны выполнять. Мы сейчас обсуждаем, в какой форме».

Тяжёлое наследство досталось Владимиру Зеленскому от Петра Порошенко, обстановка требует принятия тяжёлого неоднозначного решения, реализацию которого его предшественник старательно откладывал на потом. В силу определённых обстоятельств его воплощение в жизнь оставлено другому человеку.

Какие есть варианты у нынешнего лидера Украины Владимира Зеленского? На самом деле их не много.

Самый радикальный – отказаться от обязательств, принятых его предшественником в 2014-2016 годах, тем самым вступить в конфронтацию со своими западными союзниками, по итогу остаться один на один с мощным, враждебно настроенным, агрессивным соседним государством (по оценкам экспертов, после уничтожения складов боеприпасов на протяжении последних лет и потери Луганского патронного завода, украинским ВСУ в случае полномасштабной войны боеприпасов хватит едва ли на 10 дней интенсивных боевых действий). В этом случае Украина будет выглядеть недоговороспособным конфронтационным государством и может лишиться значительной материальной поддержки, что будет губительно для очень слабой, фактически не реформированной и коррумпированной экономики страны, отягощённой кредитами и спекулятивными финансовыми обязательствами перед внешними кредиторами.

Самый губительный – полностью идти на поводу Российской Федерации, согласиться и выполнять договорённости, заключённые по итогам консультаций Трёхсторонней контактной группы в Минске в 2014-2015 годах в той последовательности, которую навязывает государство-агрессор. Это рано или поздно обязательно приведёт к хаосу и трагическому концу для государственности Украины.

Наиболее вероятный – возобновить консультации в Нормандском формате и попытаться выторговать более выгодную для Украины последовательность действий при реализации «формулы Штайнмайера». Образно говоря, «отправить мяч на поле противника», создав при этом неразрешимую ситуацию для страны-агрессора, что, вероятно, и пытается сделать президент Украины Владимир Зеленский, требующий сначала прекращения огня, вывода российского оккупационного военного контингента и передачи контроля над неконтролируемыми ныне участками государственной границы, а уже потом свободных выборов на освобождённых территориях. Что, собственно, не очень устраивает страну-агрессора, и коллаборационисты, подконтрольные оккупационным войскам, уже сделали заявления, что никогда не пойдут на такие условия.

Маловероятный, но предпочтительный – выйти на новый формат переговорного процесса, навязать собственную стратегию, завладеть тактической инициативой. Возможно, отказаться от посредничества Германии и Франции. Взять паузу для выработки новых предложений и пересмотреть кадровую политику. Засилье «порошенковских» кадров, прежде всего в международном и финансово-экономическом блоке, ни к чему хорошему не приведёт, а ближайшие окружение президента, судя по всему, некомпетентно и неспособно решать такого уровня задачи.

По сути, ещё ничего не принято и не решено, заявлено лишь намерение о готовности обсуждать последовательность реализации Минских договорённостей в рамках «формулы Штайнмайера». Как оно будет на самом деле, получиться ли Владимиру Зеленскому пропетлять – станет ясно по итогу встречи в Нормандском формате, но президент Украины уже делает успокаивающие заявления, что не будет «никакой капитуляции, никакой сдачи национальных интересов. Никаких «договорняков» и глобальных шагов без согласия народа Украины. Только возвращение людей и наших территорий, возвращение пленных и возвращение мира». Но часто так бывает, что обстоятельства оказываются сильнее чьих-либо желаний. И заявление о том, что у топ-чиновников страны есть какие-то другие варианты типа пресловутого «Плана Б», мало впечатляют, а скорее вызывают тревогу и опасения за будущие государства…

Александр Цынкевич, Informat

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...