Глубокое бурение. Как добраться до украинского газа

Глубокое бурение. Как добраться до украинского газа

ПОДЕЛИТЬСЯ
Как изменить эту ситуацию?
Как изменить эту ситуацию?

Украина заняла 44-е место среди 89 стран по показателю эффективности государственной политики в газодобывающей отрасли.

В этом году наше государство впервые попала в международный рейтинг «Индекс управления ресурсами» (RGI). Он позволяет оценить место Украины среди крупнейших газодобывающих стран по показателю эффективности государственной политики в сфере газодобычи. По независимой экспертной оценке, Украина получила лишь 49 баллов из 100 возможных и заняла 44-е место в рейтинге 89 стран, богатых на природные ресурсы. При таких условиях не стоит надеяться на привлечение инвестиций. Как изменить эту ситуацию? Ответ на этот вопрос 12 июля искали в парламентском комитете по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности на круглом столе «Украина и индекс управления ресурсами: каких решений требует добывающая отрасль?», организованном аналитическим центром DiXi Group совместно с Институтом управления природными ресурсами (NRGI).

Комплексный показатель индекса состоит из трех компонентов. Двумя из них измеряются показатели добывающей отрасли – использование ресурсного потенциала и управлением доходами; а третий оценивает благоприятность среды. Эти три измерения состоят из 14 подкомпонентов, которые рассчитываются на основании анализа информации в открытых источниках и ответы на 149 вопросов.

Украина владеет мощным углеводородным ресурсом для того, чтобы обеспечить энергетическую независимость. Сегодня на импорт газа Украина ежегодно тратит $3 млрд. К 2020 году правительство пообещало полностью обеспечить страну газом собственной добычи в объеме 27 млрд кубометров в год – этого хватит, если наше государство сократит ежегодное потребление (2016-го оно составило 33,2 млрд). И хотя в последние месяцы мощнейшая компания «Укргаздобыча» произвела существенный прирост, выполнить правительственную программу не удастся без изменения законов, которые не добавляют привлекательности инвестклимата для газодобывающего бизнеса.

«Украина впервые попала в рейтинг RGI, поэтому мы относимся к индексу, как к инструменту, что указывает на конкретные проблемы. Эти пробелы должны быть исправлены до следующей оценки. Теперь мы обсуждаем, какие именно проблемы нужно решить», — говорит руководитель проектов DiXi Group Роман Ницович. Он акцентирует внимание, что «страна уже 10 лет ждет новую редакцию Кодекса о недрах, а политические процессы вокруг недр не внушают надежды».

Действительно, Госгеонедра всегда были в центре скандалов — чиновников этого государственного ведомства, которые отвечают за «раздачу» недр, постоянно обвиняли в непрозрачном распределении разрешений на добычу полезных ископаемых. А нужны для развития отрасли законы надолго зависают «под куполом» парламента. Только для решения проблем землепользования недрами нужно принять большой пакет законов — в Верховной Раде уже зарегистрировано более 80 законопроектов для внесения изменений к Земельному кодексу. Перечень проблем можно продолжать очень долго.

Геологоразведка: упущенные возможности

В течение 2016-2020 годов правительство запланировало ускоренными темпами увеличить объемы добычи газа на 8 млрд кубометров. Для этого есть достаточно запасов газа на суше. По оценкам геологов, они составляют 1,2 триллиона кубометров. Украина сегодня добывает около 20 млрд в год – это очень мало. Украина также имеет огромный опыт в освоении месторождений. В 1970-е был достигнут пика добычи — 75 млрд кубометров в год, который потребляли все советские республики. Из года в год объемы сокращались, 2015-го они упали до 19,2 млрд, из которых 14,5 млрд (75%) — добыто государственной компанией «Укргаздобыча».

Некогда мощная геологическая служба оставила в наследство огромные массивы информации о разведанных месторождения — изученность суши в плане месторождений углеводородов составляет около 90%, а шельфы Азовского и Черного морей исследованы лишь на 10%. Мировая практика показывает, что годовая добыча должна составить около 4% защищенных балансовых запасов, а ежегодный прирост разведанных запасов должен превышать годовую добычу примерно вдвое. Но сейчас в Украине эти соотношения нарушаются из-за отсутствия должного финансирования геологоразведочных работ.

«В первую очередь, Госгеонедра — это служба, которая должна заниматься пополнением минерально-сырьевой базы, а у нас добыча превышает объемы пополнения базы (прироста разведанных запасов – «Главком»). Скоро мы дойдем до того, что нечего будет выставлять на аукционы. Сегодня мы работаем на созданной еще в советское время базе. В течение прошлого года было подготовлено для аукциона лишь одно месторождение углеводородов», — признал т.в.а. председателя Госгеонедр Олег Кирилюк (назначен в мае).

По его данным, задолженность государства на выполнение геологоразведочных работ составила 7 млрд грн. Практически за годы независимости почти полностью была разрушена некогда чрезвычайно мощная геологическая служба. Поэтому и не удивительно, что в последние годы функции Госгеонедр сведены до проведения аукционов и выдачи разрешений на право добычи и разведки полезных ископаемых. И хотя в последнее время аукционы стали открытыми, но от этого не стали честнее.

Учитывая все, руководитель парламентского комитета по вопросам ТЭК Александр Домбровский предложил главному геологу Олегу Кирилюку срочно разработать «горячий» план действий Госгеонедр, «чтобы, скажем, 80% нынешних проблем решить до конца текущего года». В конце августа этот план будет представлен для обсуждения.

Газ спрятан глубоко в недрах…

Поскольку Украина имеет значительные, однако трудные для добычи запасы газа (на горизонтах глубиной в 6-8 тыс. м), отрасль требует современного высокотехнологичного оборудования. Поэтому будущее добычи полностью зависит от инвесторов — международных и отечественных.

Наибольшие надежды правительство возлагает на государственную компанию ПАО «Укргаздобыча». К 2020 году она должна нарастить добычу до 20 млрд кубометров, плюс частные компании добавят еще 7 млрд. Как уже упоминалось, этого объема – 27 млрд кубометров — хватит для покрытия годовых потребностей Украины, ведь правительство обещает сократить эти потребности до 26 млрд кубометров в год.

В 2017 году ПАО «Укргаздобыча» планирует нарастить добычу до 15,2 млрд кубометров, в 2018-м — 16,5 млрд. За шесть месяцев 2017 года компания нарастила добычу на 2,3% (на 171 млн кубометров) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В 2017 году «Укргаздобыча» запланировала перечислить в бюджет 50 млрд грн налогов (в 2016-м — 40 млрд). Рост платежей обусловлен тем, что 2016-го правительство установило для компании цену 4849 грн за тысячу кубометров (5818 грн – с НДС), привязав цену к немецкому хабе NCG, хотя газ собственной добычи в три раза дешевле, по сравнению с европейским.

Конечно, что для наращивания добычи «Укргаздобыча» должна освоить новые месторождения, но начиная с 2011-го до 2016-го мощнейшая государственная компания не получила ни одной лицензии! Процесс выдачи спецразрешений был разблокирован лишь во второй половине 2016-го компания получила 13 лицензий, а в этом году – ни одной. «В течение прошлого и в начале этого года мы подали 55 пакетов документов для получения лицензий, но так ничего и не получили», — сообщил «Главкому» председатель правления «Укргаздобычи» Олег Прохоренко. По его данным, в компании сейчас есть 140 лицензий на месторождения, и все они разрабатываются.

Коренной перелом в плане наращивания добычи газа начался в конце 2016-го. «Мы начали использовать современные технологии с целью интенсификации добычи, расширяем программы бурения и модернизации оборудования, привлекаем подрядчиков, к которым, к сожалению, приходили с обысками», — говорит Прохоренко. Он убеждает, что уже в июле добыча прыгнет на 7,1% по сравнению с июлем 2016-го. Но есть еще очень много проблем.

«Критическая ситуация с выдачей спецразрешений (на право разработки месторождений – «Главком»). Если посмотреть на количество спецразрешений, выданных для частных компаний, то это примерно столько же — по количеству и территории — как и для «Укргаздобыча». Но мы добываем 75% газа. Получается, что мы работаем гораздо эффективнее, чем частные компании, — уверяет топ-менеджер. — Есть частные компании, которые активно используют спецразрешения для добычи, а есть такие, что получили по 10-20 спецразрешений, положили их в карманы или пытались продать».

Тщетные попытки освоить шельф Черного моря

В ближайших планах «Укргаздобыча» — выйти на шельф Черного моря, но попытка получить пять лицензий на разработку шельфа вблизи Одессы оказалась напрасной. Теперь надежду глава компании возлагает на нового руководителя Госгеонедр.

«Сейчас Украина ничего не делает на шельфе (до оккупации Крыма разработки на шельфе осуществлял «Черноморнефтегаз», — «Главком»), тогда как Румыния активно добывает газ рядом с нашим морским рубежом, а мы сидим и чего-то ждем…», — не может понять Прохоренко.

По данным руководителя «Укргаздобычи», выдачу лицензии на право работать на шельфе заблокировала Одесский облсовет. «Это — нонсенс. Этот шельф никаким образом не относится к Одесского облсовета, которая не согласовывает выдачу лицензии. И облсовет возвращает документы в Госгеонедр – за предыдущего руководства эта структура нам отказывала, ссылаясь на позицию облсовета. Вот так мы развиваем добычу газа в Украине. И никто за это не несет ответственности», — возмущается топ-менеджер.

«Относительно эффективности использования ресурсов: уже больше года вообще не проводятся никакие аукционы на право разрабатывать нефтяные и газовые месторождения. По самым оптимистичным сценариям, нефть и газ еще будут играть какое-то значение, максимум, 50 лет. Поэтому все страны, которые имеют эти ресурсы, должны их разрабатывать, а не сидеть, как собака на сене. Тренд такой, что ценность этих ресурсов с каждым годом будет уменьшаться», — убеждает исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины Роман Опімах.

Украинский Каспий?

Мировые лидеры добычи нефти и газа постоянно интересовались запасами в территориальных водах Украины. Прогнозные ресурсы Черного и Азовского морей в газовом эквиваленте оценивают в пределах 4 — 13 триллионов кубических метров!

Украинский шельф привлекателен еще и тем, что коэффициент успешности геологоразведки достигает значения 0,5-0,6, тогда как среднемировой показатель — 0,3. Это означает, что из 10 пробуренных скважин пять-шесть будут успешны. Пробурить одну скважину стоит более $10 млн.

«В украинский сектор пришли крупные международные компании – это конкуренты «Газпрома». Поэтому России необходимо эти проекты нейтрализовать. Безусловно, нестабильная ситуация в Крыму переводит все проекты западных корпораций по разработке недр Черного моря в разряд виртуальных. Никто ни цента не потратит, чтобы осуществлять там поисковые работы. Начав военные действия на территории Украины, Россия одним махом накроет минимум четыре международные проекты с участием ведущих мировых компаний», — констатировал сразу после аннексии Крыма руководитель Центра «Номос» Михаил Гончар.

Международные проекты заморожены

Exxon Mobile, Chevron, Shell, американская Hunt Oil, бразильская Petrobras давно пытались зайти на украинский шельф, но заявления украинских чиновников о целесообразности освоения морских шельфов долго оставались лишь декларациями. Серьезно задумались только после стремительного роста цены на российский и среднеазиатский газ. В конце 2005 года в Украине был объявлен международный тендер на разведку и добычу энергоносителей на Прикерченском участке шельфа Черного моря площадью почти 13 тыс. кв. км.

Победила американская Vanco. Компания обещала инвестировать в геологоразведку $150 млн, а в случае успешной разведки планировали увеличить инвестиции до $2-3 млрд. В октябре 2007 года Vanco уступила правами и обязанностями по подписанию соглашения о распределении продукции компании Vanco Prykerchenska, совладельцем которой были ДТЭК Рината Ахметова и российский бизнесмен Евгений Новицкий. Однако из-за конфликта с правительством Юлии Тимошенко работы не вели и лишь в июне 2013 года украинский суд признал мировое соглашение, которое ранее было утверждено Стокгольмским арбитражем. Но через оккупацию Крыма работы остановили.

Были подписаны соглашения о добыче газа на мелководном шельфе в Керченском проливе между Украиной и компаниями Eni (Италия), Electricite de France (Франция). Планировалось привлечь до $4 млрд. Также готовили к подписанию соглашение на добычу газа на глубоководном шельфе Черного моря — участка «Скифская» — с консорциумом во главе с компанией Exxon Mobil Explorationand Production Ukraine B. V. Этот консорциум победил в конкурсе 2012 года. В его состав входят: американская Exxon Mobil (40%, оператор), Shell (35%), австрийской OMV в лице румынской «дочки» Petrom (15%) и НАК «Надра Украины» (10%). Конечно, сейчас все эти проекты заморожены.

Активно инвестируя в геологоразведку и разработку месторождений, вполне реальным был прогноз об увеличении ежегодной добычи газа на морском шельфе на 5 млрд кубометров, а нефти — на 1 млн т. Украинская компания, что осуществляла геологоразведку и добычу с морского дна, «Черноморнефтегаз», работает только на мелких глубинах — до 76 м, хотя основные залежи спрятано на глубинах более 200 м. Ведущие мировые компании освоили технологии бурения на глубинах свыше 2 км. По инициативе Александра Домбровского, освоению морского шельфа парламентский комитет по вопросам ТЭК в ближайшее время посвятит отдельное заседание.

Преграды для газодобытчиков

Понятно, что в оккупированном Крыму украинский газовый интерес реализовать сейчас сложно. Пока что. А вот как объяснить, почему в континентальной Украине на каждом шагу выставлены преграды на пути к энергетической независимости?

«Компания «Укргаздобыча» могла бы добывать на 1млрд кубометров газа больше, если бы не ждала согласований (на выделение земельных участков – «Главком») по два-три года. К примеру, в Канаде эти вопросы решают по два-три дня. А у нас два-три года», — жалуется Олег Прохоренко, отмечая необходимость принимать законопроект №3096, которым предлагается упростить процедуры получения согласований и отвода земельных участков. К сказанному стоит добавить, что процесс согласования включает получение 44 согласований в 16 учреждениях!

Законопроектом №3096 предусмотрено внесение изменений в Земельный кодекс и Закон «О нефти и газе» в части обеспечения непрерывности разработки месторождения, использование участков без изменения целевого назначения.

Большие проблемы и с получением и использованием геологической информации (владелец – Госгеонедра), которую законодательство запрещает передавать в пользование потенциальным инвесторам. «Даже если «Укргаздобыча» приобрела эту информацию за свой счет, мы не можем просто так позволить кому ею пользоваться, потому что эта информация классифицируется как государственная тайна. И если я кому-то дам, это будет считаться государственной изменой. В то же время в других странах» – пожалуйста, на веб-сайтах можно все увидеть», — поясняет Прохоренко.

Еще более болезненным стало требование об обязательной переоценке запасов каждые пять лет, если компания планирует продолжать работу на углеводородных месторождениях. Конечно, за продление спецразрешений необходимо нести дополнительные расходы. «Если посчитать по действующим методикам, то за продление спецразрешений этого года мы должны уплатить 5 млрд грн, или больше. Мы уже обратились к Госгеонедр, чтобы изменить это требование», — говорит Прохоренко.

На этом перечень проблем не заканчивается. Фискальная политика: газовики убеждают в необходимости снизить ренту до 12%. Именно такой уровень действует в странах, куда идут иностранные инвесторы. Кроме того, нужно переходить на международную систему учета запасов недр, ведь без этого не стоит выходить на международный рынок, где никого не интересует украинская система.

Децентрализация ренты

Учитывая принятие закона о децентрализации ренты, который вступит в силу 1 января 2018 года, правительство должно определить механизмы управления средствами на местах – чтобы общины могли ими правильно распоряжаться. Для надлежащего администрирования этих средств необходимо принять законопроект №6229 «Об обеспечении прозрачности в добывающих отраслях» — чтобы заставить добывающие компании раскрывать информацию о налоговых платежах, которые они платят в бюджеты различных уровней при реализации своих проектов.

«Когда 5% рентных платежей от добычи углеводородов будут направляться в местные бюджеты, по нашим подсчетам, сумма этих средств составит почти 1,8 млрд грн, но все еще нет механизма управления этими средствами. То есть местные общины должны убедиться, что средства, которые будут получать их бюджеты, не пойдут на депозиты, на какие-то другие вещи, а на нужды общин, где происходит добывающая деятельность», — говорит Роман Ницович. Целесообразно также продолжить реформу корпоративного управления государственными предприятиями не только НАК «Нафтогаз Украины», но и другими предприятиями. «Уже одобрен правительством законопроект №6428, где определены подходы государства о разграничении управления деятельностью государственных предприятий», — говорит эксперт.

Обеспечение прозрачности позволит своевременно предотвращать возникновение коррупционных схем. Например, путем передачи участков сомнительным компаниям, или тем предприятиям, которые их не разрабатывают, — утверждают аналитики DiXi Group.

Открытость данных (в частности, конечных бенефициаров и содержания всех соглашений, которые дают право на пользование недрами), позволит правительству и парламенту вести адекватную реальному положению вещей политику и принимать обоснованные решения.

Источник: Наталка Прудка, «Главком»

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...