Хавьер Маскерано изменился ради Барселоны

Хавьер Маскерано изменился ради Барселоны

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Куванжи – о том, почему Хавьер Маскерано занимает особое место в истории Барселоны
Сергей Куванжи – о том, почему Хавьер Маскерано занимает особое место в истории Барселоны.

В футболе, как правило, тренеры, наставляя того или иного игрока перед ответственным выходом на замену, повторяют заезженные фразы о том, что стоит расслабиться и получать от происходящего удовольствие. Возможно, эти слова каким-то образом и действуют на сознание молодого исполнителя или неопытного новичка, но ожидать, что они изменят привычное понимание вещей прошедшего через Ливерпуль футболиста, наверное, было бы слишком.

Подобное восприятие, по крайней мере, Хавьеру Маскерано чуждо.

Как-то в журнале Panenka он объяснил свое отношение к упомянутым устоям: «Мне, безусловно, нравится тренироваться и учиться чему-то новому, но на протяжении девяноста минут ни о каком наслаждении не может быть и речи. В матчах мне приходится именно, что называется, страдать. Каждый раз превозмогать себя, каждый раз переступать через себя и свою силу воли». Маскерано всегда был таким. И даже после приезда в Барселону, когда, по идее, уже можно рассуждать об удовольствии без задней мысли. Не будь домашнего поражения от Эркулеса, новичка высшего дивизиона, когда солировал небезызвестный Нельсон Аэдо Вальдес, то, может, так бы все и произошло. Если бы не одно «но» – это был дебют аргентинца.

Переезд на Камп Ноу сопровождался огромными сомнениями. И не из-за каких-то собственных недостатков, а потому что Маскерано переходил в лучшую Барселону в истории. Команду, которая брала трофей за трофеем, устанавливала умопомрачительное количество различных рекордов и покорила весь мир своим аутентичным стилем футбола. Хавьер понимал, что общий язык с Хосепом Гвардиолой находят не все: игрокам, которые неспособны принести в жертву собственные интересы, места не было. Но Маске не из таких, поскольку речь, в конце концов, об игроке, который на клубном уровне забил всего три мяча.

Сомнения, однако, аргентинца не покидали. Было то, что его волновало. То, чем он так неохотно делился, предпочитая самоистязание здравому смыслу. «Мне хватило двух недель, чтобы понять то, что не смогу играть на своей любимой позиции опорного полузащитника. Другого пути, кроме как попробовать себя на месте центрального защитника, не было. И тогда стало очевидно: если у меня все еще есть желание остаться в клубе, то придется измениться в игровом плане. Желательно – как можно скорее, потому что уровень конкуренции казался каким-то фантастическим. Одно промедление, и на следующую игру ты бы обнаружил себя в запасе».

На месте Маскерано, наверное, хотел бы оказаться каждый уважающий себя футболист. Но не каждый смог бы отказаться от своего родного амплуа в угоду командным интересам. Маске – это тот вымирающий вид профессионального спортсмена, для которого слова вроде «буду выходить там, где скажет тренер» являются, без преувеличения, настоящей аксиомой. Перевод на место защитника был ведь не банальной прихотью Пепа, а необходимостью замаскировать слабые стороны игрока. Например, выход из-под прессинга, первая передача и поиск свободных зон.

На Серхио Бускетса, главного конкурента за позицию пивота, Маскерано не обижался. Было бы просто глупо затаивать обиду на того, кто превосходит тебя практически во всех компонентах. «Бускетс обладает превосходными техническими навыками и наводит абсолютный порядок в том, что касается тактики. Такое ощущение, что он ворует мяч у соперников – настолько легко ему удается совершать отборы и мгновенно начинать собственные атаки. Всегда смотрю на него и пытаюсь учиться». И это не комплименты в стиле «ты – мне, я – тебе», а признание авторитета того, из-за кого партнер вынужден был игнорировать свою гордость ради достижения общего блага, которым Гвардиола буквально грезил.

Вот эта жертвенность аргентинца нашла отражение у каталонских болельщиков, которые его считают одним из лучших легионеров в истории Барселоны. И они, разумеется, правы даже без цифр: по количеству матчей среди иностранных игроков Маскерано (334) уступает только Дани Алвесу (391) и Лео Месси (613). Более того, после ухода Хави именно Маскерано стал четвертым капитаном сине-гранатового гранда после Андреса Иньесты, Месси и Бускетса. На фоне того, что за пределами престижного списка оказался знаменитый воспитанник Жерар Пике (очевидно, из-за своей репутации болтать по поводу и без), достижение его товарища выглядит крайне показательным.

А все из-за характера Маскерано, который должен был в относительно сжатые сроки адаптироваться к непривычным для себя реалиям. После Ливерпуля ему предстояло несколько замедлить свой футбол, уйти в оборону и быть начеку каждую секунду матча, поскольку соперники не накрывали штрафную площадь его команды постоянно. Они делали это эпизодически, так что любая ошибка могла повлечь за собой катастрофические последствия. По поводу индивидуальных ошибок, кстати, Хавьер переживал особенно сильно и перед СМИ не стеснялся о них говорить. В такие моменты он чувствовал себя удручающе, пока через несколько дней не появлялся на поле и не доказывал, что произошедшее было чистой случайностью.

Маскерано, пожалуй, никогда не чувствовал себя идеальным игроком для Барселоны. По крайней мере, с точки зрения ее ДНК. Но преимущество игрока было в том, что ради клуба он приспособился к футболу, неизвестному ему раньше. Хавьер изменился в профессиональном плане, находясь в положении, которое невозможно назвать благоприятным. Поэтому Маске был настоящим выжившим в совершенно уникальной для себя среде.

Источник: Sportarena.com

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...