Идем туда, не знаем куда, или зачем Найему Сытник?

Идем туда, не знаем куда, или зачем Найему Сытник?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сытник

Наталия ЛЕБЕДЬ

Завтра к 10 утра нардеп (а в прошлом журналист и просто общественный деятель) Мустафа Найем сзывает народ на митинг в поддержку Антикорупционного бюро. По тональности это воззвание напоминает то, с которого начиналась Революция достоинства – собираемся на Майдане, берем с собой чай и хорошее настроение…  О чае, правда, ничего не говорится. Речь об ином. О тех репрессиях, которым власть (читай: Порошенко) собирается подвергнуть НАБУ.

«В частности, в ближайшее время готовится подозрение руководству подразделения детективов. Атака будет по всем фронтам — обвинения в противоправной деятельности, публичная дискредитация, саботаж, полная приостановка создания Антикоррупционного суда», — отмечает Найем. «Это война, — вещает дальше Найем. — Но не против коррупции и беззакония. Это война уходящей элиты за наворованный status quo. Судя по всему, нам никуда не деться от уличной демократии».

Уличная демократия – это, конечно, намек на грядущую революцию, вот только нет ли тут перебора? В 2013-м на улицу выходили во имя европейского вектора Украины. Умирали (впоследствии) за освобождение страны от подонков вроде Януковича. Ныне каша заваривается из-за господина Сытника и Антикоррупционного бюро. Ведь НАБУ (цитирует дальше Найема) – «единственный правоохранительный орган в стране, у руководства которого нет политических обязательств».

Ой ли?

Желание Мустафы противопоставить НАБУ Генпрокуратуре, руководимой человеком президента, вполне понятно. Желание противопоставить этого самого президента всему доброму и светлому, понятно также. Ведь Найем со своей компанией бывших журналистов-общественников отдалился от БПП и ушел в самостоятельное партийное плавание. И теперь все предыдущие плавсредства (вроде порошенковской лодки) подлежат немедленному затоплению, но делать из Артема Сытника борца с режимом довольно таки смешно и странно.

Вспомним лишь несколько нюансов из бекграунда Артема Сытника. Хотя бы его финансовую декларацию. Данный документ за 2014 засвидетельствовал доход Артема Сытника на уровне 23,5 тысяч — а это меньше, чем 2000 гривен в месяц. Маловато, как для управляющего партнера фирмы «Юридические гарантии». Объясняя свой неправдоподобно копеечный доход, Сытник отмечал, что в тот год он мало занимался работой юриста — в основном уделял время событиям на Евромайдане (естественно, ведь все мы нынче родом оттуда!).

Правда, Революция достоинства достигла своего апогея 20 февраля 2014-го, и затем у Сытника было еще 10 месяцев, чтобы вернуться к юриспруденции. Впрочем, бог с ним, с 2014-м. Вот 2015-й принес Сытнику доход в размере более 916 000 гривен. Удивляться нечему: если рядовой детектив НАБУ получает зарплату в размере 30 000 гривен в месяц, то голове Антикоррупционного бюро и сам Бог велел. И все-таки некий неприятный осадок, вызванный декларацией за 2014 год, остался. Ну да ладно.

Второй заслуживающий внимания момент: игра Сытника в пьесе под названием «президентские офшоры». Сейчас речь даже не о том, были или нет офшорные компании у Петра Порошенко. Речь об изворотливости Сытника. На предложение заняться расследованием данного дела НАБУ отреагировало вполне предсказуемо. Национальное антикоррупционное бюро Украины не имеет права вести расследование против президента, отметила пресс-секретарь НАБУ Светлана Олифира. «Действующий Президент Украины не подследственный НАБУ. Есть отдельная процедура импичмента, которая прописана в Конституции. Мы не имеем права вести расследование против действующего президента Украины», — заявила она.

Однако госпожа Олифира, очевидно, не только плохо знает закон о Национальном антикоррупционном бюро. Она еще и не четко представляет себе суть импичмента. Эта процедура направлена на устранение Президента от власти, что действительно не является прерогативой НАБУ. Зато провести соответствующее расследование Бюро имеет полное право — это право вытекает из тех задач, которые стоят перед НАБУ. Непонимание подобных вещей не менее преступно, чем бездействие. Тем чиновникам, которые считают президента Украины неприкосновенной персоной, следует, как минимум, оставить свой пост.

Эпизодец номер три. Вот на сцене Валерия Гонтарева, глава Нацбанка и фигурантка криминального дела, возбужденного против нее по подозрению в злоупотреблении служебным положением. Производство по Гонтаревой было открыто в декабре 2015 года: кое-кому показалось подозрительным, как вовремя и ловко вывела госпожа Гонтарева собственные активы из обанкротившегося «Дельта Банка». За дело взялись было славные детективы из НАБУ, однако так ничем и не оправдали свои высокие зарплаты. По их версии, состав преступления в действиях Гонтаревой отсутствует, а дело подлежит немедленному закрытию. Излишне напоминать, что Валерия Гонтарева — давняя соратница и деловой партнер Петра Порошенко (еще по банку «Мрия»), того самого Порошенко, против которого так усердно сдает козыри Мустафа Найем.

Четвертая ремарка – знакомство с людьми, которые были в жизни Сытника до его попадания в главы НАБУ. Итак, в 2001 году этот многообещающий юноша окончил Харьковскую юридическую академию имени Ярослава Мудрого, и после учебы работал прокурором в Кировограде, а затем и в Киеве. Но уже в 2011-м Сытник ушел из прокуратуры и начал делать карьеру в фирме «Юридические гарантии». Эту компанию еще в 90-е годы основал бывший первый заместитель Генпрокурора и прокурор Киевской области Юрий Гайсинский. Его дочь — жена мэра Харькова Геннадия Кернеса Оксана Гайсинская. Через несколько лет Сытник стал управляющим партнером и владельцем 20% акций юркомпании.

Все это – секрет Полишинеля, не добавляюший, однако, плюсов Артему Сытнику — слишком уж одиозной персоной является его партнер и соратник Юрий Гайсинский. За плечами Гайсинского — также прокурорское прошлое, однако из состава ГПУ его выбрасывал (за «неэтичное поведение») еще первый генпрокурор Украины Виктор Шишкин. А вот с преемниками Шишкина — Потебенько и Пискуном — Гайсинский как раз общий язык нашел. А еще — начале 2000-х — Гайсинский тесно «дружил» с СДПУ(о) и ее тогдашним лидером Виктором Медведчуком. Это был период расцвета заказных дел, штампуемых на Резницкой.

А теперь вспомним и о том, насколько драматичными были недавние события вокруг избрания Сытника главой НАБУ. Конкурс на замещение этой должности начался в январе 2015 года. Процесс был непростым до последнего момента — один из претендентов на пост главы Бюро и бывший адвокат Юлии Тимошенко Юрий Сухов хотел подать судебные иски об отмене результатов конкурсного отбора кандидатов на должность председателя НАБУ. Однако судья Печерского суда Олеся Батрин отказалась принять исковое заявление от Сухова.

Президент Петр Порошенко, объявляя результаты конкурса, сообщил, что получил много обращений с просьбой остановить конкурс, и что в суды поступило 3 иска, в которых речь шла об отмене его результатов. «Я имел по закону 10 рабочих дней, но решил не затягивать. Неизвестно, какие еще будут судебные иски, неизвестно, какие будут шаги, чтобы оттянуть назначение», — сказал Порошенко. На голову Бюро претендовали 186 кандидатов. Более 100 из них пригласили на собеседование. После общения с конкурсной комиссией кандидатов остался 21 претендент. Артем Сытник опередил ближайшего конкурента (а им был адвокат Николай Сирый) только на два голоса. И получил искомую должность.

Все выше сказанное идет несколько вразрез с острым желанием лечь костьми ради спасения рядового Сытника. Как бы не стоит протагонист слишком резких телодвижений. Впрочем, если Мустафе Найему хочется… Митинги в нашей стране никто не отменял. Как и политические игры – во всем их многообразии.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ