Отдых на море

Кличко, МАФы и детский алкоголизм

Кличко, МАФы и детский алкоголизм

ПОДЕЛИТЬСЯ

Борьба с МАФами в Киеве превратилась в показательно-глянцевое сражение с ветряными мельницами.

Практически каждый киевлянин хотя бы раз в неделю что-то, да покупает в ларьке. А значительная часть людей отовариваются в них как минимум раз в день. На языке чиновничьих органов обычный ларек называется малой архитектурной формой, или сокращенно МАФ. Главное их видимое достоинство – это удобность и оперативность покупки. Однако на этом все достоинства МАФов и заканчиваются. Более того, даже «видимое достоинство» чаще всего заканчивается огромным разочарованием. Ни один ларек Киева не может гарантировать 100%-е качества продуктового товара, хотя бы потому, что они (ларьки) сами по себе не предназначены для хранения товаров потребления. Наличие одного-двух холодильников весьма сомнительного качества наряду с полной антисанитарией и продажей «сопутствующих товаров», не дают покупателю гарантии, что их покупка является именно тем, чего от нее ожидают.

Хотя изначально нужно понимать юридическую плоскость проблемы. Вопрос даже не в удобстве/неудобстве или санитарии/антисанитарии каждого отдельно взятого МАФа. В конце концов, жители города сами вправе определять, где им лучше делать покупки – в супермаркете, на рынке или в том же ларьке. Вопрос принципиально в другом. Абсолютное большинство МАФов в Киеве нелегальны. А из этого вытекает целая серия правонарушений.

Во-первых, нелегальный МАФ – это уклонение от налогов, а значит, городской бюджет недополучает колоссальные отчисления. В одном только Оболонском районе находится порядка 850-900 ларьков, и эта цифра непостоянна, также как и население города, так как их количество постоянно увеличивается. Во-вторых, нарушается трудовое законодательство, так как люди, работающие в таких ларьках, формально нигде не числятся. А от этого опять же, страдает пенсионный фонд, который не дополучает должные отчисления, и в конечно итоге, каждый отдельно взятый пенсионер. Наконец, в-третьих, так как ларьков по бумаге нет, то нет и никакого санитарного контроля за функционированием МАФов.

По поводу незаконного функционирования МАФов возмущаются и простые пенсионеры. Пенсионер, а в прошлом архитектор Виталий Кочкуров в достаточно эмоциональной форме рассказал, как работают подобные «учреждения»: «Вы посмотрите что творится! Мало того, что вокруг каждого такого ларька царит тотальная антисанитария, так они еще и загаживают сам город. Ведь практически ни в одном ларьке нет уборной. И знаете, что они делают? Прорывают самостоятельно канализационные отводы в ближайшие коммуникационные сооружения, и затем все эти грязные стоки идут прямо в Днепр. Представьте что на одной только Оболони таких МАФов под тысячу, и каждый день эти отходы сбрасываются прямо в реку»

Существуют и другие проблемы. Школьный учитель Наталья Пивоварова говорит о распространение детского и подросткового алкоголизма, который она непосредственно увязывает с работой МАФов. «Люди, которые нарушают закон с незаконной установкой МАФов, какими-то особенными моральными принципами не наделены. По моему Голосеевскому району повсеместно распространена продажа спиртных напитков несовершеннолетним. Дети сейчас уже даже не говорят «родители попросили купить». Просто кладут деньги на прилавок и говорят – пиво, водку, сигареты. И им продают. Недавно социологи провели всеукраинский опрос, согласно которому 2/3 подростков до 17 лет хотя бы иногда пробовали алкоголь, а 32% детей употребляют его регулярно. Вдумайтесь в эту цифру! Каждый третий наш ребенок регулярно употребляет алкоголь, это же кошмар! Но у меня возникает риторический вопрос, — а где они берут алкогольные напитки? Уж наверняка не в супермаркетах покупают, и не у родителей из бара крадут. В ларьках, только в ларьках!», — высказал своем мнение Наталья Пивоварова.

Для подтверждения слов учительницы мы переговорили с Николаем С. (фамилию он попросил не озвучивать), который на Дарнице «курирует» сеть незаконных МАФов. В доверительной беседе он рассказал «Информату» приблизительную экономическую выгоду от такого бизнеса. «В среднем, ларек в спальном районе приносит чистого дохода в 1000-1500 долларов в месяц. Один такой ларек понятное дело, держать смысла нет – велики шансы попасть в убыток. А вот уже из нескольких десятков ларьков получаются хорошие деньги. Главное, чтобы незаконно установленный ларек не закрыли раньше, чем через 3 месяца, иначе он станет убыточным», — рассказывает Николай.

Таким образом, полная окупаемость ларька (даже с изъятием товара и конфискацией конструкции) происходит после трех месяцев. Рассказал Николай и о продаже алкоголя детям. «Ну ты должен понимать, что каждый ларек функционирует на определенное количество домов. Человек не выбирает «конкретный ларек», он идет к ближайшему. А в соседнем дворе уже стоит другой ларек, рассчитанный на соседние же дома. Поэтому если в какой-то точке мы не будем продавать то же пиво подросткам, то мы будем терять до 20-30% наших доходов. Поэтому, конечно же, продаем. Это бизнес», — откровенно говорит Николай.

Вот так. Детский алкоголизм у нас приравнен с бизнесом. И ведь асоциальные явления вокруг МАФов связаны не только с детьми. Взять любой ларек в переходе, особенно в зимнее время – это ведь скопление особо не трезвых людей, где не редко случаются драки и кражи. Поэтому вопрос стоит достаточно остро – как бороться с этим явлением? Киевские власти формально начали сносить ларьки, и даже построили на этом главную изюминку последней избирательной кампании. Однако снос оказался с осадком. Визуально количество МАФов по городу не уменьшилось, особенно если говорить о спальных районах. А как заявляют люди, причастные к этому бизнесу, произошел просто передел рынка под «кличковских». Во всем остальном ситуация осталась на том же уровне, что была и при Попове – весь город загажен ларьками. И конца этой гадости не видно.

Игорь Лесев

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ