Когда речь идет об освобождении заложников и пленных, чужой боли не существует

Когда речь идет об освобождении заложников и пленных, чужой боли не существует

ПОДЕЛИТЬСЯ
Фактически сразу одним из методов террора и шантажа со стороны агрессора стал захват людей в плен, заложничество

Считаю важным, чтобы краеугольным камнем в любых переговорах о прекращении российской агрессии и восстановления территориальной целостности Украины было освобождение из плена, с заложничество наших людей.

С первых дней агрессии России на востоке Украины враг убивал, калечил и пытал наших граждан. Фактически сразу одним из методов террора и шантажа со стороны агрессора стал захват людей в плен, заложничество.

Надо было действовать. Решение о создании в 2014 году при СБУ Межведомственного центра помощи гражданам по вопросам увольнения пленных, заложников и поиск пропавших без вести призвано было помочь украинским семьям найти информацию своих родных и вернуть их домой.

Несмотря на то, что это была сложная и не известна до тех пор для СБУ работа, мы пропускали ее через собственное сердце, потому что хорошо понимали, что переживают украинские семьи, которые ждут возвращения своих родных.

Для меня история спасения из плена наших бойцов началась еще в апреле 2014-го. Под Славянском группа офицеров СБУ, которая проводила рекогносцировка местности перед началом активных действий под прикрытием «Альфы», попала в засаду вооруженных боевиков.

Тогда был первый тяжелый опыт: вернуть трех бойцов немедленно вместо арестованных сепаратистов. Когда после СБУ в бой начали вступать добровольцы, бойцы ВСУ, в плен уже попадали они, волонтеры, журналисты — украинские и зарубежные.

Я никогда не забуду глаз родных и близких украинских воинов, добровольцев, волонтеров, журналистов: мы встречались, мы понимали боль наших людей: мы не имели права не помочь.

По 2014 и в июне 2015 нам удалось вырвать из плена более двух с половиной тысяч (!) Незаконно удерживаемых боевиками и их московскими кураторами граждан Украины.

Принцип передачи «всех на всех» для нас был главным и безусловным. Поэтому сегодня меня не может не возмущать, когда человеческое горе, боль жен и матерей стараются вкладывать в математические расчеты: 60 на 50, 50 на 100 — это уже не статистика, а какой-то «рынок работорговли». Торга здесь быть не может: возвращено предстоит еще 158 украинских заложников, без но и оправданий!

Обсуждая недавно в Вашингтоне вопросы противодействия российской агрессии и предоставления Украине летальной оружия, я получил от наших партнеров четкие заверения, что вопрос освобождения украинских заложников и пленных является приоритетным для американской стороны и занимает центральное место в переговорном процессе между Волкером и Сурковым.

По моему глубокому убеждению, государству Украина уже давно нужно решить правовой, социальной и материальной поддержки наших соотечественников, на чью долю (и судьбу их семей) выпали тяжелые испытания пленом, заложничество, политическими преследованиями со стороны агрессора.

Украинские власти поддержать деятельность вновь Украинской ассоциации пленных, а парламент — законодательную инициативу господина Юрия Шухевича о принятии закона о социальных гарантиях пленных и освобожденных.

Парламентом также должны быть приняты акты, которые будут базироваться на международном праве и определять статус политических заложников, находящихся в иностранных тюрьмах из-за преследования их кремлевскими спецслужбами за свою позицию, а чаще всего — по фиктивным и сфабрикованным делам.

Это новая проблема и новая реальность, с которой Украина не сталкивалась еще несколько лет назад, но в последнее время ежемесячно список заложников-украинский в российских СИЗО и тюрьмах пополняется. Этот вопрос следовало поднять во время председательства Украины в СБ ООН, но этой возможностью почему-то не воспользовались.

Следует законодательно предусмотреть государственную поддержку политических заложников и членов их семей. Оплата за адвокатские услуги, расходы на посещение, медицинское обеспечение, реабилитация и т.д. — должны стать делом государства, а не ложиться бременем на бюджеты несчастных семей заложников. Государство должно помогать своим гражданам — это ее основная функция!

Считаю, что целесообразно создать отдельную государственный институт (специальный департамент Минюста или МИД, или межведомственный орган или офис Специального Уполномоченного по вопросам заложников), которая занималась правами политических заложников, членов их семей, а также обеспечивала юридическое сопровождение каждой такой цели. Ведь надо информировать международную общественность, проводить переговоры с международными институтами, подавать дела в суды, в т.ч. с международными — все это должно быть делом профессионалов, а не только неравнодушных граждан.

Частью этого законопроекта должно стать национальной санкционный список в отношении иностранных лиц, причастных к неправомерному задержания, заключения и осуждения политических заложников (аналог списка Магнитского). Эти списки должны ежегодно предоставляться нашим международным партнерам и институтам для введения соответствующих санкций с их стороны и усиление давления. Издевательства над Украинской не должны быть безнаказанными!

Делать все это нужно немедленно — каждый день, проведенный в неволе, является тяжелым испытанием для наших соотечественников. Информация о преступлениях агрессора против каждого из них может и должен составить доказательную базу в исках против России в международных судах.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...