Неоевгеника. Пройдут ли ваши дети проверку расовой чистоты? Часть ІІ

Неоевгеника. Пройдут ли ваши дети проверку расовой чистоты? Часть ІІ

ПОДЕЛИТЬСЯ
Если верить статистике, то человечество стало жить дольше
Если верить статистике, то человечество стало жить дольше

Продолжение. Начало читайте тут.

Сегодня мало кто задумывается о будущем страны. Большинство населения просто пытается выжить. Однако, в каждой ситуации, как известно, есть две стороны медали и только от нас сейчас зависит и наше будущее и наших детей.

Сегодня мы поговорим о том, почему война – это хорошо, а кризис все таки дает нам преимущество перед другими странами. Сегодня мы говорим о будущем, о наших детях.

Рано или поздно, но мы приходим к осознанному желанию завести ребенка. И не смотря на то, что средний возраст этой «осознанности» неуклонно отодвигается, против природы идти сложно. Человек как и любое иное животное хочет оставить потомство, а мужчина в идеале хочет оставить многочисленное здоровое потомство, которое гарантирует его генам дальнейшее выживание.

Вопрос только в том, почему все меньше рождается здоровых детей. Не смотря на все достижения современной медицины количество фондов, помогающих больным детям растет с каждым годом. Как и количество больных детей. Ситуация на первый взгляд пародоксальная, с одной стороны нам говорят о том, что детская смертность снижается. С другой все эти бесчисленные просьбы о помощи умирающим детям стали нормой в нашем обществе. И если уж совсем задуматься, то по-настоящему здоровых детей рождается все меньше и меньше.

Если верить статистике, то человечество стало жить дольше. Однако, статистика вещь хитрая и почему-то в исследованиях о продолжительности жизни не говорится о том, сколько дожило до старости пребываючи в трезвом уме и здравии. Удивительно, но сравнив наших бабушек с их европейскими ровесницами мы откроем почти поразительный факт – не смотря на пропаганду наши-то здоровее. Может быть именно поэтому мы еще не стремимся отдать своих состарившихся родственников в дома престарелых – потому что они дольше остаются здоровыми?

Заставляет так же задуматься и тот факт, что все болезни серьезно «помолодели». Так, как гипертоническим так и гипотоническим кризам сегодня подвержены уже не только люди среднего возраста, но так же и дети. Сахарный диабет, онкология, сердечно-сосудистые заболевания уносят ежегодно жизни миллионов людей. И это все не смотря на активно развивающуюся медицину. И даже не смотря на возможность выбрать и сконструировать себе «желанного и здорового ребенка».

В ХХІ веке мы создали себе почти идеальные условия: не боимся тигра, не копаем грядку, не охотимся на мамонта, победили вирусы и придумали вакцины, изобрели лекарства от многих болезней. Вопрос в том, почему не смотря на все эти воистину «тепличные» условия мы становимся все слабее. Почему наши дети слабее и больнее нас и что не так с нашей медициной?

Древние трактаты говорят о том, что прежде чем родить здорового ребенка женщина обязана изучить науку о рождении детей. Так же древние трактаты утверждают, что воспитать ребенка невозможно, возможно лишь притянуть более или менее сознательную душу, а воспитывать надо себя. Очень спорное утверждение, как для нашего материального мира. Ведь у нас есть технологии, науки, приборы. На первый взгляд именно у нас сейчас есть все условия чтобы рождались не то что здоровые дети, самое время рождать сверхчеловека.

Кажется глупо обвинять технический прогресс в отсуствии здоровья у наших детей. Да, экология стала хуже, но и люди не живут в условиях дикой антисанитарии, как это было в недавнем прошлом.

Но ничто из того, что у нас сегодня имеется не решает главную проблему – кризис.

Если задуматься, то главной проблемой сегодня является даже финансовый кризис и не перманентные войны. Наступило время системного кризиса и от того, насколько мы будем успешны в его решении зависит наше будущее как вида.

В этом, по правде говоря, и есть главный стратегический ресурс Украины. Вот если задуматься в стране все плохо, идет война, правительство какое-то странное, люди разбегаются кто куда. Многие говорят о том, что в стране нет перспективы. Однако, именно Украина сегодня обладает наиболее мощным потенциалом и именно здесь может быть создано стратегическое лекарство по лечению кризиса.

Итак, если задуматься кризис сегодня пронизывает все области нашей жизни. Многие науки сегодня дошли до передних краев, социальные и поведенческие нормы обесценены, политика себя изживает, исскуство – сомнительно, медицина – бессильна. По сути кризис – это период перехода, когда старые нормы перестают работать, а новые – еще не созданы.

На самом деле, то что сегодня происходит в мире – практический результат насаждения евгенической концепции. Мы просто получаем «плоды» действия тех идей, что были заложены в начале прошлого века. Впрочем, без анализа самих идей, мы не найдем и решения проблемы.

Термин «евгеника» (от греческих слов — «благо» и «род») ввел в науку великий английский ученый Фрэнсис Гальтон (1822—1911). Кстати, он приходился двоюродным братом Чарльзу Дарвину (их общий дед, Эразм Дарвин, выдающийся ученый георгианской эпохи, занимался исследованиями в разных научных областях, в том числе в биологии).

Гальтон был ученым энциклопедического размаха. Путешественник и географ, оставивший след даже в метеорологии (ему принадлежит понятие «антициклон»), он со временем обратился к изучению человека в разнообразных проявлениях его природы, руководствуясь при этом главной методологической установкой: «Пока феномены какой-нибудь отрасли знания не будут подчинены измерению и числу, они не могут приобрести статус и достоинство науки». Измерять он пытался многое. В области психологии — функции психики, то есть работу различных органов чувств, определяя, в частности, время психических реакций (эту науку он назвал «психометрия»). В области антропологии — различные физические данные, по сути, заложив основы антропометрии (многие из инструментов Гальтона в усовершенствованном виде используются до сих пор). Занимаясь физиономикой, он пытался сконструировать типические лица представителей разных народов, носителей определенных психических особенностей, болезней и так далее, создать достоверные портреты исторических деятелей, разработав метод «обобщенных портретов», также с успехом применяемый и поныне. Он стал одним из основателей дерматоглифики, в том числе дактилоскопии, имеющей важное значение в криминалистике, интересовался цветозвуковыми ассоциациями, стремясь установить соответствия звуков и цветов (синестезия), и многими другими антропологическими функциями и характеристиками. Названия работ Гальтона: «Измерение характера» (1884), «Арифметика с помощью запаха» (1894) и так далее — говорят сами за себя.

С середины 1860-х, под влиянием идей Дарвина, Гальтон обратился и к исследованию наследственности человека. Первым результатом стала книга, заложившая основу будущей евгеники. Она вышла в 1869 году под названием «Наследственный гений: исследование его законов и последствий». Свою основную идею Гальтон сформулировал так: «Природные способности человека являются у него путем унаследования при таких же точно ограничениях, как и внешняя форма и физические признаки во всем органическом мире. Следовательно, подобно тому как, несмотря на эти ограничения, с помощью тщательного подбора нетрудно получить такую породу лошадей или собак, в которой быстрота бега представляла бы качество не случайное, а постоянное, или добиться какого-либо иного результата в том же роде, — точно так же было бы делом вполне осуществимым произвести высокодаровитую расу людей посредством соответственных браков в течение нескольких поколений».

В своей работе Гальтон выступил против природного равенства между людьми, отвергнув «гипотезу» (часто подразумеваемую в назидательных рассказах) о том, что различие между людьми создается единственно прилежанием и нравственным усилием над собой. Он утверждал, что интеллектуальные способности наследуются так же, как физические, что «качество» потомства определяется и отцом, и матерью. Следовательно, подбором родительских пар можно превратить высокий интеллект из случайного качества в постоянное. Необходимость селекции он обосновывал тем, что цивилизация предъявляет все более высокие требования к умственным способностям людей («порода наша изнемогает от этих требований»), тогда как многие «общественные факторы» постепенно ведут к вырождению человеческой «породы». Он писал: «Мне кажется, что для благоденствия будущих поколений совершенно необходимо поднять настоящий уровень способностей».

Интеллект Гальтон оценивал на основании общественной репутации человека, считая ее достаточно объективным показателем, и использовал для доказательства этого тезиса биографический словарь «Men of the Time» (Эдинбург, 1865) и Британскую энциклопедию. Уточняя понятие «даровитость», Гальтон выделил три ее степени: 1) необычайно даровитые от природы (не более 400 человек за всю историю человечества); 2) все выдающиеся и знаменитые личности новейшей английской истории; 3) английские судьи.

Чтобы выявить, как способности распределяются в популяции и как они наследуются (т.е. сколько выдающихся родственников у гениального человека), Гальтон применил закон уклонения от средних величин бельгийского астронома Л.А.Ж. Кетле к результатам экзаменов по математике выпускников Оксфорда. Оказалось, что и способности, как физические характеристики (например, рост) также следуют нормальному распределению. «Таким образом, то обстоятельство, что высокая даровитость бывает редким явлением, а посредственность — крайне частым, оказывается вовсе не случайным, но вытекает из необходимости, из самой природы вещей».

Используя статистические методы, Гальтон ввел 14 степеней природной даровитости и сравнил различные расы, в частности, «негрскую» с англосаксонской в отношении тех качеств, «которые производят судей, государственных людей, полководцев,писателей, ученых, поэтов, художников и богословов». Он пришел к выводу, что разница между этими расами составляет не менее трех степеней, причем только одну из них можно приписать «туземному образованию», две же другие — различию в природных дарованиях. Поэтому, делает он вывод, евгеника должна содействовать размножению рас, наиболее способных мыслить и подниматься по ступеням высокой цивилизации, вместо того чтобы «оказывать помощь слабым и задерживать размножение сильных и энергичных личностей».

Для популяризации своих евгенических идей Гальтон создал модель утопического государства, основанную на «научном» контроле населения. Он назвал это государство «Cantsaywhere» (английская калька с греческого «утопия»). Евгенический контроль он возложил на «коллегию» специалистов, которые, пользуясь специальным «метрическим» методом, должны оценивать наследственные физические и психические качества индивида. Окончательный вердикт коллегии, после подсчета всех плюсов и минусов, выглядит как «пригоден» или «не пригоден» к размножению.

Лица, не выдержавшие «экзамена», содержатся государством до тех пор, пока соблюдают запрет на потомство. Нарушителей запрета вынуждают эмигрировать из страны. Принудительной сегрегации подлежат только душевно больные, дабы оградить от них остальных граждан. Прогнозирование наследственного статуса остальных граждан, согласно Гальтону, носит характер «статистической определенности», поэтому рождение ребенка «непригодными» родителями рассматривается как евгеническое преступление даже в том случае, если ребенок оказывается вполне нормальным. Такие меры, считал Гальтон, превратят искусственный отбор в достойный противовес действию цивилизации: ‘То, что природа делала слепо, медленно и жестоко, следует делать прозорливо, быстро и мягко».

Ортодоксальная евгеника, взявшая на вооружение биометрический метод, исходила из положения, что подобное рождается подобным, что подбором родителей по фенотипу можно существенно изменить состав популяции. Позже это стало причиной многочисленных противоречий между генетикой и евгеникой. В частности, в 1927 году на Берлинском конгрессе один из докладчиков, Р. Пирл, показал, что 95% выдающихся личностей имели фенотипически средних (или даже ниже среднего) родителей, которые при евгеническом режиме не получили бы «лицензию» на потомство, и многие из «ценных особей» попросту не появились бы на свет. Интересно, что в своих исследованиях он опирался на тот же источник, что и Ф. Гальтон — на Британскую энциклопедию.

Трудности научного обоснования не помешали популярности идеи контроля за воспроизводством населения, и евгеническое движение быстро охватило все цивилизованные страны мира. В Германии пропаганда евгенических идей началась практически одновременно с Англией, и там за евгеникой закрепилось название «расовая гигиена».

Центром дискуссий в евгенических обществах, членами которых были не только ученые, но и представители других профессий, стали практические меры государственной евгенической политики: евгеническое просвещение (введение специальных курсов в учебных заведениях, добрачные консультации); материальное поощрение ценных производителей (т.е. заработная плата, пропорциональная количеству детей в семье); сегрегация малоценных производителей (изоляция с раздельным содержанием полов); стерилизация нежелательных производителей (с точки зрения евгенистов мера более гуманная, чем сегрегация); эвтаназия неполноценных.

В ходе этих обсуждений очень скоро стало понятно, что технические трудности усовершенствования человеческого рода — ничто по сравнению с проблемами этического характера. Кто будет «главным селекционером», тем компетентным и облеченным властью лицом, которому предстоит делить человеческое «стадо» на достойных и недостойных? Что делать с выбракованными особями: обходиться с ними, как с бесперспективным приплодом племенного скота, или ценность человека не допускает утилизации даже совершенно бесполезных для общества граждан.

Из-за очевидной этической «революционности» научная евгеника практически с самого начала столкнулась с чудовищным напором критики со стороны религиозных и общественных организаций. Критиковались и ее антигуманные методы, и большинство ее теоретических установок, согласно которым не только люди делились на ценных и малоценных, но и целые расы попадали в разряд «низших». Такой подход вызывал раздражение у людей, не видевших необходимости и обоснованности превращения человечества в «гигантский конный завод». Все те, будто бы научные данные, на которых основывается учение о высших и низших расах, не выдерживают критики по той простой причине, что антропология не знает чистых рас… Термин «ариец» ничего не обозначает, ибо Макс Мюллер, введший этот термин, делает подробную оговорку, что имеет в виду только племена, говорящие на языках арийской группы, вне зависимости от их происхождения».

Евгенические общества не могли не считаться с общественным мнением, тем более что значительную часть пропагандистов идеи усовершенствования человечества составляла интеллигенция, для которой этические проблемы никогда не были второстепенными. Антигуманный характер негативной евгеники (действующей быстрее и нагляднее) в первую очередь вынудил теоретиков евгенической перестройки общества занять максимально отстраненную позицию и переложить ответственность на государство. Не случайно все практические программы, о которых пойдет речь дальше, сопровождаются специальными оговорками, утверждающими, что они — не руководство к действию, а рекомендации, выработанные на основе конкретных исследований. Как писал Н.К. Кольцов, наука может сказать, каким путем достигнуть требуемого идеала, но каким должен быть этот идеал, она сказать не в состоянии. Общее направление демографической политики — прерогатива прогрессивного, евгенически грамотного государства. Однако попытки представить евгенические рекомендации как этически нейтральные, не увенчались успехом, что хорошо видно при рассмотрении конкретных программ.

Программа расовой гигиены доктора Мьоена из Норвегии увидела свет в 1908 году. Она состояла из трех частей: негативных, позитивных и предупредительных евгенических процедур. Отрицательная расовая гигиена предусматривала сегрегацию и стерилизацию. Сегрегации подлежали слабоумные, эпилептики и вообще физически и духовно пораженные лица; та же мера рекомендовалась в качестве обязательной для пьяниц, «привычных преступников», профессиональных нищих и всех, кто отказывается работать. Стерилизацию предлагалось применить к тем из приведенного выше перечня, кто уклоняется от сегрегации. Этот совершенно поразительный список врожденных пороков, подлежащих «искоренению», говорит о том, что доктор Мьоен в выборе объектов для негативной евгеники руководствовался вовсе не современной ему наукой, а вполне понятной на обывательском уровне неприязнью к больным, тунеядцам и преступникам.

Его рекомендации по позитивной расовой гигиене включают такие пункты, как биологическое просвещение, изменение системы налогов, изменение заработной платы в зависимости от ценности производителей, защита материнства и детства, положительная политика народонаселения. Пункт о необходимости евгенического просвещения расписан особенно подробно и зиждется на глубоком убеждении, что ограниченный женский ум требует особого подхода. Женщин в школе и университете нужно обучать не по обычной, «мужской», а по особой, приспособленной для женского интеллекта системе. Главными предметами должны быть химия, биология, гигиена. Особый предмет — расовая биология. Следует также создать институты для генеалогических исследований и государственную лабораторию по расовой гигиене.

В разделе о предохранительной расовой гигиене рассматривается борьба с расовыми ядами, такими как свинец (промышленный яд), сифилис (патологический яд), алкоголь (наркотический яд) и т.д. В заключение доктор Мьоен предлагал избегать скрещивания между различны-ми расами, объясняя это тем, что механизм наследования для этих случаев еще недостаточно известен.

Наиболее полное отражение борьба с вырождением нашла в английской программе практической евгенической политики 1925 года, поражающей своей эклектичностью. Однако она была одобрена советом английского Евгенического общества как «выражение его ближайших чаяний, но не единогласно. Моральной и научной основой для данной программы, по заявлению авторов, была ответственность перед грядущими поколениями. Они считали, что для возрождения нации необходимо уже сегодня позаботиться об увеличении потомства лиц достаточно одаренных и о его уменьшении у лиц, одаренных ниже среднего. Осуществление этого намерения требовало подготовки общественного мнения и активной пропаганды следующих мер:

  • Пресечь размножение безнадежно дефективных индивидов путем сегрегации или стерилизации, распространив ее на алкоголиков, рецидивистов и тунеядцев. Если дефективность потомства только «вероятна» и нельзя совершенно запретить размножение, то общественное мнение должно склонять таких малоценных производителей к отказу от продолжения рода.
  • Ограничить размеры семьи малопригодных родителей, поскольку «нельзя считать, что имеют полное право размножаться такие супружеские пары, которые не могут воспитывать всех своих детей без широкой помощи со стороны государства». Государство должно иметь возможность оказывать давление на такие семьи либо экономическим путем, либо посредством сегрегации.
  • Поощрять «ценные роды», внушать им, что ограничение деторождения ведет к их быстрому уничтожению. «Первой обязанностью всякой здоровой супружеской пары является дать потомство, достаточно многочисленное для того, чтобы противодействовать ухудшению расы».
  • Вести контроль зачатий по определенным медицинским показаниям (для необходимого промежутка между детьми, для предупреждения « серьезных наследственных дефектов) или из экономических соображений (бедность родителей, когда ребенок не может получить даже минимального образования; низкий жизненный уровень семьи).
  • Организовать добрачные консультации для осведомления молодежи о последствиях выбора нездорового и неинтеллигентного супруга. Включить в брачное законодательство обязательный пункт об обмене декларациями по поводу отсутствия или наличия каких-либо психических или физических аномалий.
  • Ввести «пособия на семьи» для ценных производителей (прибавка к жалованью на детей, пропорциональная зарплате).
  • Легализовать положение незаконнорожденных детей: их матери должны обеспечиваться отцами наравне с законными супругами, дабы потомство получало все необходимое для нормального развития и воспитания.
  • Реформировать налоговую систему, которая должна ставить в более выгодные условия ценных производителей.
  • Регистрировать население для составления родословных с указанием наследственных дефектов. Регулярно проводить антропологическое обследование молодежи (оценка расовых свойств населения).
  • Уделять должное внимание евгеническому воспитанию и образованию: изучать проблемы евгеники в университетах и институтах; измерять умственные способности детей в раннем возрасте и, повторно, при выходе из школы; увеличить размеры стипендий при одновременном сокращении их количества.
  • Не допускать иммиграцию таких лиц, которые могут понизить расовые качества населения. С осторожностью относиться к расовым скрещиваниям до полного выяснения вопроса об их последствиях.
  • Улучшить условия существования человека: следить за состоянием окружающей среды, продолжать борьбу с расовыми «ядами».

Особую проблему для евгенического движения начала XX века представляла пропаганда «отстранения» определенных категорий граждан от участия в размножении. Наибольшее неприятие вызывал вопрос о стерилизации. Именно он наиболее активно дискутировался в 20-х годах, поскольку евгенисты считали стерилизацию самой гуманной и единственно действенной с точки зрения их задач мерой, тогда как для обывателя это было самым грубым посягательством на дарованную Богом способность.

Еще при жизни Гальтона евгенические идеи обрели в Англии, а затем и во всем мире большую популярность. Возникли научные структуры и общества, созывались международные конгрессы по евгенике, существовала международная комиссия. Евгеническое движение охватило более 30 стран. В некоторых из них евгеника приобретала как бы «национальные» черты: во Франции она превратилась в «пуэрикультуру» («гигиену детей младенческого возраста»), в Германии — в «расовую гигиену». В ряде стран началось осуществление евгенических идей на практике.

Многие научные идеи оказались созвучны мейнстриму первых лет советской власти — созданию нового человека и общества. Это не могло не увлечь романтиков от науки, не боявшихся открывать новое и ставить захватывающие цели, находясь в авангарде не только теории, но и практики.

В эти годы А.А. Богданов (Малиновский) развивал теорию «физиологического коллективизма», надеясь с помощью обменного переливания крови не только связать людей буквально кровными узами в единый коллектив, но и укрепить с помощью этого человеческий организм, а в будущем — победить старость.

В 1926 году он создал Институт переливания крови. Основоположник метода погиб после неудачного эксперимента, поставленного на себе, но направление, лишившись идеологической основы, все же стало одним из важных явлений медицинской практики.

Смерть Ленина и приглашение выдающегося немецкого ученого О. Фогта в советскую Россию с целью изучить его мозг актуализировали исследования в этой области. В 1927 году В.М. Бехтерев предложил проект Всесоюзного пантеона мозга — он вылился в коллекцию Института мозга, получившего развитие опять же благодаря идеям 1920-х о постижении гениальности. Та же мысль — о важнейших функциях мозга и даже о возможности существования организма без прочих частей тела — нашла литературное воплощение в романе А.Р. Беляева «Голова профессора Доуэля» (1925).

Омоложение стало важной проблемой научно-общественной жизни. Конечной целью его виделась победа над смертью. Эта идея во многом легла и в основу создания ленинского мавзолея — зримого памятника научному безумству тех лет.

В дореволюционной России у Гальтона был предшественник — профессор Василий Маркович Флоринский (1834-1899). В 1866 году он опубликовал книгу «Усовершенствование и вырождение человеческого рода», созвучную гальтоновским идеям. Книга прошла практически незамеченной. Ее «переоткрыли» лишь в 1920-х, на волне интереса к евгенике в советской России, когда ее задачи оказались созвучны задаче создания нового, совершенного человека будущего.

Основателями этого направления были два ученых, основоположники генетики — Николай Константинович Кольцов (1872-1940) в Москве и Юрий Александрович Филипченко (1882-1930) в Петрограде. Кольцов был ярчайшей и неординарной личностью. Нонконформист по природе, находившийся на передовом крае развития биологии, именно он стал душой и главным двигателем евгеники.

У евгеники в России были и другие вариации. Выдающийся генетик Александр Сергеевич Серебровский (1892—1948) (предложивший понятия «антропогенетика» и «генофонд») выдвинул так называемую «социалистическую» евгенику, предлагая отделить любовь от деторождения и создать банк спермы одаренных и лишенных наследственных болезней людей для широкомасштабного искусственного осеменения, перейдя таким образом к практической селекции человека. Другой выдающийся биолог — антрополог Михаил Васильевич Волоцкой (1893-1944), неоламаркист, признававший наследственность приобретенных признаков, допускал введение методов отрицательной евгеники, вплоть до насильственной стерилизации, как способа предотвращения размножения наследственно дефективных.

Эти взгляды не разделялись подавляющим большинством отечественных евгенистов и вызывали серьезную и обоснованную критику. Кстати, «положительная» программа Волоцкого включала в себя борьбу с детской смертностью, с профессиональными вредностями, раскрепощение женщины, улучшение условий жизни, физическую культуру. Такие взгляды в какой-то степени обусловили действительно большое значение, придававшееся в СССР развитию физкультуры и спорта, улучшению бытовых условий, массовым санитарно-гигиеническим мероприятиям, охране материнства и младенчества.

Обсуждение проблемы вышло за рамки научных и научно-популярных публикаций и было передано в ведение правительственных органов. Так появилась на свет, например, шведская программа стерилизации. В 1922 году депутат шведского рейхстага, государственный инспектор по призрению душевно больных доктор А. Перрен внес в рейхстаг предложение: выработать условия, при которых разрешается стерилизация слабоумных, душевно больных и эпилептиков. Внесенный проект прошел через комиссию и был одобрен обеими палатами. Выработать конкретные условия правительство поручило Государственному институту расовой гигиены. Результаты работы института были представлены в докладной записке, начинавшейся с утверждения, что «число интеллектуально и морально малоценных индивидов в нашей стране, как и в большинстве других стран, становится угрожающим». Большая часть дефектов населения, по оценке ученых, имеет наследственный характер, причем, ущербные индивиды явно отличаются повышенной плодовитостью. Исследования показали также, что невозможно улучшить ситуацию, только повысив материальное благосостояние. В действительности прогресс общества напрямую зависит от того, какой процент населения получает правильные задатки от полноценных родителей. Исходя из этого, первейшая задача государства — опять же предоставление полноценным производителям лучших условий для организации семьи и ограничение прироста неполноценных.

Составители докладной записки заявляли, что при осуществлении программы не удастся совершенно избежать «негативных мер», но прибегать к ним следует только в случае действительной необходимости и на основе установленных наукой данных. «Мы считаем себя вправе ограничить свободу неполноценных запрещением браков. Но самым легким и самым верным способом предотвращения размножения таких особей является оперативная стерилизация, мера, которая во многих случаях может быть признана менее противоречащей личным интересам соответствующих особей, чем запрещение браков и многолетнее заключение».

В этих рекомендациях шведские евгеники опирались на «положительный опыт» США, где принудительная стерилизация к тому времени уже была законодательно оформлена и применялась во многих штатах. Начало процессу было положено федеральным собранием штата Индиана, издавшим закон, по которому идиоты, слабоумные, а также лица, покушавшиеся на изнасилование, могли быть стерилизованы по постановлению специальной комиссии. С 1907-го по 1920 год еще в пятнадцати различных штатах были приняты «статуты», уполномочивавшие или предписывавшие стерилизацию подобных лиц. И хотя кое-где эта практика столкнулась с откровенным неприятием общественности, до 1920 года в Америке имело место 3 233 случая принудительной стерилизации 19, причем нередко ее объектами становились так называемые «преступники против нравственности».

Ю.А. Филипченко в своей книге «Пути улучшения человеческого рода. Евгеника» писал об этой акции следующее: «Идея бороться с размножением преступных и больных элементов общества при помощи стерилизации была высказана еще в конце девяностых годов несколькими американскими врачами. Среди них особо выделялся доктор Шарп, который в течение восьми лет (1899-1907) произвел еще до проведения закона о стерилизации эту операцию над 176 лицами — преимущественно преступниками и душевно больными, нередко даже попросьбе этих лиц».

В некоторых штатах практиковалась замена (по желанию преступника) длительного тюремного заключения стерилизацией. Последнее противоречило принятому в Европе решению проводить стерилизацию только по евгеническим показаниям. Авторы шведского закона специально оговаривают, что стерилизация не должна применяться к преступникам как мера наказания. Тем более она не должна быть принудительной, осуществлять ее можно только с согласия самого лица либо его опекуна.

Однако уверенный тон авторов шведской докладной записки к концу документа резко меняется. Ученые вынуждены признать, что слабоумие и душевные болезни трудно отграничить от некоторых других психических состояний и при нынешнем уровне развития науки они не могут ничего утверждать с уверенностью. Поэтому в каждом конкретном случае вопрос должен исследоваться отдельно, а окончательное решение о стерилизации следует передать специальному органу, в котором должны быть представлены как медики, так и юристы.

Сначала евгенические принципы особенно пришлись ко двору в США. В начале XX века, когда расовая сегрегация цвела и пахла, евгенические принципы оказались весьма к месту. Поначалу в США под раздачу попали негры и социально неблагополучные категории граждан: проститутки, наркоманы, преступники. Людей массово тестировали по методу Альфреда Бене для определения «умственного уровня, которого может достичь каждый индивидуум в зависимости от типа хромосом в зародышевых клетках». В 27 американских штатах к началу тридцатых работали евгенические законы. Привело это к тому, что было принудительно стерилизовано, по разным данным, от 3-х до 60 тысяч американцев, тысячам запретили вступать в брак.

У истоков распространения и внедрения евгенических норм в США стояла, например, такая структура, как Институт Карнеги – хорошо известные ныне гуманисты и сторонники всяческих прав и свобод. Некоторые исследователи упоминают в этой связи также и Фонд Рокфеллеров. Так или иначе, но первые всемирные конгрессы евгенистов проходили в Лондоне в 1912 и в Нью-Йорке в 1921 соответственно. А Эрнст Рудин стал президентом Всемирной федерации евгеники в 1932 году не где-нибудь, а в Музее естественной истории в Нью-Йорке.

Дружба на почве евгенических норм между США и гитлеровской Германией крепла. Собственно, Гитлер заимствовал и интерпретировал в «Майн кампф» положения школьного учебника по евгенике таких «биологов», как Эрвин Бауэр, Эуген Фишер и Фриц Ленц.

Вернёмся в наши дни…

Фонд Билла и Мелинды Гейтс (ФБМГ) организовал Лондонский Саммит по Планированию Семьи (ЛСПС), на котором они представят свои задачи по депопуляции и евгенике. На мероприятии будут присутствовать представители правительств и частных корпораций.

Там будут заключаться контракты по поставкам контрацептивов. Оказывая давление на социальные программы, ФБМГ хочет использовать планирование семьи в качестве инвестиций для всех национальных правительств.

Делегаты ЛСПС будут общаться с неправительственными организациями типа «Альянс Белой Ленты за Безопасное Материнство». Гейтс надеется, что ее работа «выльется в глобальное движение» по стерилизации большинства населения слаборазвитых стран.

ФБМГ уже участвовал в захвате земли в Африке. Сейчас Фонд выделил средства для принудительного приобретения молочных ферм. Связанные с ООН неправительственные организации, осуществляющие захват земли у африканских фермеров, совместно с ФБМГ участвуют и в присвоении прибылей и инфраструктуры мелких молочных ферм.

В ответ на критику, в интервью Си-Эн-Эн  М.Гейтс разразилась речью в оправдание позиции по сокращению населения планеты на 90%. М.Гейтс считает, что ей удастся предотвратить рождение 40% людей, прежде всего в Африке и мусульманских государствах. В Сенегале ее фонд «инвестирует в пилотный проект, который должен обеспечить все медучреждения запасом разнообразных современных противозачаточных средств, включая импланты, инъекции и  внутриматочные средства, чтобы обеспечить выполнение своей задачи по уменьшению количества людей». Главная задача – максимальное количество стерилизованных женщин.

ФБМГ совместно с Shanghai Dahua Pharmaceuticals разрабатывает средства по снижению рождаемости для 20 стран мира. Кроме того, Гейтс выпустила пропагандистский мультфильм, где черные женщины представлены в виде обезображенных картофелин, которые радуются жизни, потому что у них меньше детей. В мультфильме так же прославляется кампания по стерилизации миллионов женщин с помощью средства Depo-Preovera, которое позволяет женщинам сделать укол без согласия мужа. Мелинда Гейтс говорит: «К сожалению, в этом году миллиард пар будут заниматься сексом друг с другом…», и единственное утешение для ее состоит в том, что стерилизация посредством контрацепции «даст им право решать» завести ребенка или нет.

Согласно Мелинде Гейтс, отцов в будущем не будет. Только один ребенок, только одна женщина. 

Основатель Microsoft и один из богатейших людей в мире Билл Гейтс, имеющий имидж благостного филантропа, используя свои миллиарды через свой (освобожденный от налогообложения) «Фонд Билла и Мелинды Гейтс», занимается решением проблем заболеваний и нехватки продовольствия в Африке, а также борется с нищетой. На недавней конференции в Калифорнии Гейтс приоткрыл завесу над почти неизвестным аспектом своей благотворительности — снижением численности населения, или другими словами — евгеники.

Гейтс упомянул об этом на закрытой конференции в Лонг-Бич, Калифорния, под названием TED2010 Conference в своей речи «Обновляясь к нулю!». Наряду с абсурдным с точки зрения науки предложением об искусственном сокращении выбросов CO2 во всем мире к нулю к 2050 году, примерно на четвертой с половиной минуте своей речи Гейтс заявляет: «Сначала мы получили население. В мире сегодня 6,8 млрд. человек. Это число возрастет до примерно 9 миллиардов. Теперь, если мы действительно сделаем большую работу по новым вакцинам, здравоохранению, услугам в области репродуктивного здоровья, мы уменьшим его, возможно, на 10 или 15 процентов «. (Bill Gates, “Innovating to Zero!, speech to the TED2010 annual conference, Long Beach, California, February 18, 2010).

На простом английском языке один из самых влиятельных людей в мире четко сказал, что он ожидает вакцины, которые будут использоваться для сокращения прироста населения. Когда Билл Гейтс говорит о вакцинах, он знает, о чем говорит. В январе 2010 года на элитном Всемирном экономическом форуме Давосе Гейтс объявил, что в течение следующего десятилетия его Фонд выделит $ 10 млрд (около € 7,5 млрд) на разработку и доставку новых вакцин для детей в развивающихся странах. (Telegraph.co.uk, Bill Gates makes $10 billion vaccine pledge, London Telegraph, January 29, 2010, accessed in  www.telegraph.co.uk/finance/financetopics/)

Интерес Гейтса в снижении численности населения среди чернокожих и других меньшинств не является, к сожалению, чем-то новым. Фонд Рокфеллера с 1920 года финансировал исследования по евгенике в Германии в институтах Кайзера-Вильгельма в Берлине и Мюнхене, в том числе и во времена Третьего рейха. Они давали высокую оценку принудительной стерилизации населения в гитлеровской Германии и нацистским идеям о «расовой чистоте». Именно Джон Рокфеллер III, пожизненный сторонник евгеники, использовал деньги своего освобожденного от налогообложения Фонда средств, чтобы инициировать неомальтузианское движение за сокращение населения через свой частный Совет по народонаселению в Нью-Йорке, начиная с 1950 года.

Идея использования вакцины для тайного сокращения рождаемости в странах Третьего мира, также не нова. Хороший приятель Билла Гейтса — Дэвид Рокфеллер и его Фонд Рокфеллера совместно с ВОЗ и другими были еще в 1972 году вовлечены в крупный проект усовершенствования другой «новой вакцины».

 Речь Гейтса на TED2010 по поводу нулевого уровня выбросов и сокращения населения согласуется с сообщением, которое появилась на нью-йоркской Irish.Central.com в мае 2009. Согласно сообщения, 5 мая 2009 года в доме президента Университета Рокфеллера сэра Пола Нурса (Paul Nurse) состоялось тайная встреча некоторых из самых богатых людей Америки. Там присутствовал инвестиционный гуру Уоррен Баффет, который в 2006 году решил объединить свой $30 миллиардный Фонд Баффета с Фондом Гейтсов, чтобы создать крупнейший в мире частный фонд с $ 60 миллиардами, освобожденными от налогов. Банкир Дэвид Рокфеллер был хозяином встречи.

Эксклюзивные приглашения были подписаны Гейтсом, Рокфеллером и Баффетом. Они решили назвать себя «Хороший клуб» (“Good Club”). Также присутствовал медиа-магнат Тед Тернер, миллиардер, основатель CNN, который еще в 1996 году заявил в интервью для журнала о природе Audubon, что 95-типроцентное сокращение численности населения планеты до 225 — 300 миллионов было бы «идеальным». В 2008 году в интервью для Temple University в Филадельфии, Тернер сделал коррекцию и говорил о сокращении до 2 млрд, более чем на 70% от численности населения сегодня. Еще менее элегантнее, чем Гейтс, Тернер заявил, что «у нас слишком много людей. Вот почему мы имеем глобальное потепление. Нам нужно меньше людей, использующих меньше имущества (stuff) (sic) «.(Ted Turner, cited along with youTube video of Turner in Aaron Dykes, Ted Turner: World Needs a Voluntary One-Child Policy for the Next Hundred Years, Jones Report.com, April 29, 2008.)

Среди прочих приглашенных на это первое заседание «Хорошего клуба» были: Эли Брод (Eli Broad),сделавший свои миллиарды на недвижимости, миллиардер и мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, миллиардер с Уолл-Стрит и бывший глава Совета по международным отношениям Питер. Дж. Петерсон (Peter G. Peterson).

Кроме того, Джулиан Робертсон-младший, сделавший свои миллиарды в хедж-фонде, который работал с Соросом, атакуя валюты Таиланда, Индонезии, Южной Кореи и азиатских экономических тигров, что ускорило азиатский кризис 1997-98 гг. Также присутствовали на первой сессии «Хорошего клуба» Патти Стоунсайфер, бывший исполнительный директор Фонда Гейтсов, и Джон Моргридж от Cisco Systems. Эта группа представляет собой комбинированную стоимость более чем $ 125 миллиардов. (John Harlow, Billionaire club in bid to curb overpopulation, London, The Sunday Times May 24, 2009)

Гейтс и Баффет являются основными источниками финансирования глобальных программ сокращения населения, как и Тернер, чей ооновский Фонд был создан для каналирования $ 1 млрд из своего безналогового фондового опциона в AOL-Time-Warner в различные программы сокращения рождаемости в развивающихся странах. (19) Эти программы в Африке и в других местах замаскированы под благотворительность и предоставление медицинских услуг бедным африканцам. На самом деле они связаны с принудительной стерилизацией населения через вакцинацию и другие лекарственные средства, которые делают женщин детородного возраста бесплодными. Фонд Гейтса, куда Баффет сдал на хранение большую часть своего богатства два года назад, также поддерживает внедрение ГМО семян в Африку под прикрытием возглавляемой Кофи Аннаном «Второй зеленой революции» в Африке. Внедрение запатентованных ГМО семян в Африке до сих пор встречается с огромными сопротивлением местного населения.

Медицинские эксперты отмечают, что даже если намерения Гейтса и на самом деле были в улучшении здоровья и благополучия черных африканцев, то те же сотни миллионов долларов, которые он инвестировал в непроверенные и небезопасные вакцины, могли бы быть использованы в обеспечении минимальных санитарных мер: систем водоснабжения и канализации. Вакцинация детей, которые затем идут пить загрязненную фекалиями речную воду вряд ли способствует здоровью во всех отношениях. Само собой, очистка воды и канализационные системы в Африке могли бы революционизировать здравоохранение на континенте.

Комментарии Гейтса на конференции TED2010 об обладании новыми вакцинами для сокращения населения во всем мире явно не были случайной оговоркой. Те, кто сомневается, могут посмотреть презентацию, которую Гейтс сделал на ежегодной конференции TED2009 год назад. Там он почти слово в слово повторил тезис о сокращении населения, чтобы затормозить мировое потепление. Для сильных и влиятельных членов «Хорошего клуба» люди представляют собой лишь форму загрязнения окружающей среды, подобно выбросам углекислого газа»

Продолжение читайте тут.

Давид Шнайдер, «Информат»

 

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

2 КОММЕНТАРИИ

Comments are closed.