Новые Лица как миф и как крах украинского гражданского общества

Новые Лица как миф и как крах украинского гражданского общества

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новые Лица как миф и как крах украинского гражданского общества
zn.ua

Антон Ротервайн

Украинская политика держится на мифах. Разоблачай их, не разоблачай — мифы чрезвычайно живучи в массовом сознании. — оно и неудивительно: то что мертво — умереть не может. Мертворожденные идеи и персонажи украинских мифов опираются на силу куда более могущественную, чем рацио — на народную веру и на способность знающих людей этой верой пользоваться.

Один из наиболее живучих мифов современной Украины — это миф о новых лицах. Мол, проблемы в украинской политике оттого, что там все выходцы из старой системы и все между собой повязаны (что, собственно, чистая, хоть и несколько упрощенная правда). И приход в политику неких Новых Лиц, не связанных с Системой, придаст политике новое качество и позволит порвать с круговой порукой не желающих меняться системных политиков и чиновников. И ведь не поспоришь: новые лица нужны, независимость от системы тоже нужна…

Но вот Новые Лица вползают в украинскую политику. Начали еще в 2004м, после первого Майдана. Но начали как-то неудачно. Куда веселее дело пошло в ходе и особенно после второго Майдана. Революция, все дела, Янукович бежит, Верховная Рада с ее вполне “региональным” большинством резво встает на сторону народа, выборы президента, формирование добровольческих батальонов, успехи и неудачи на фронте и, наконец, выборы в Раду.

Выборы, увы, по старым правилам. Но это не помешало некоторым Новым Лицам попасть в депутатские кресла, в полном соответствии со старой унсовской песенкой: “Кому на лаври, кому на нари, кому в УНСО, кому в мєнти”.

И вот тут-то началось самое интересное.

Новые Лица действительно придали политической системе новое качество. Система стала менее профессиональной, менее контролируемой и более изобретательной в способах мимикрировать и выживать — и только.

Новые Лица меняют систему под себя, расчищают для себя место — но лучше система от этого не становится. Собственно, она и не должна. Ведь, в отличие от мифологического сознания украиснкого избирателя, система живет пусть примитивными, но вполне материальными интересами.

А избиратель только разводит руками и гадает, в чем же дело? Может, лица не те? Или недостаточно новые, или слишком кривые? Или система чересчур прочна? Может, больше новых лиц надо? Сверхновых?

В истории немало примеров подобного ррреволюционного прихода в политику новых лиц. Такое всегда случается в ситуации, когда система недостаточно мобильна, а социальные лифты не способны поднять наверх достаточное количество молодых, голодных, жаждущих принять участие в судьбе страны и мира.

Один из наиболее ярких примеров из не такой уж давней истории — это 1968 год во Франции. Тогда, правда, кандидаты в Новые Лица, оставленные не у дел вцепившейся во власть голлистской бюрократией, нашли выход в левацком бунте. Разного рода анархисты, троцкисты, маоисты зажгли Сорбонну и вышли на улицы Парижа. Францию охватила социалистическая революция — однако эта революция в конце концов стала не сокрушительным цунами, которое сносит старую систему, а легким землетрясением, позволившим выясвить слабые звенья государственной конструкции и заменить их — за счет вовлечения в систему вчерашних сокрушителей.

Бунт невостребованных Новых Лиц, которые требуют своего места у руля — вот что такое 1968 год во Франции и вот что такое Майдан в Украине. Идеологическая обертка зависит от множества факторов, но в любом случае она остается лишь оберткой — левацкой в 1968г. и либеральной сегодня.

В чем же отличие дня сегодняшнего от бурных событий 1968г.?

Например, в том, что тогда, полвека тому назад, еще не было столь широко и серьезно развитой системы гражданского общества. Государство крепко держало в своих клешнях рычаги управления обществом и делилось своими функциями, а равно и позволяло себя контролировать крайне неохотно.

Гражданское общество, то есть, неправительственные общественные объединения, стали одним из побочных продуктов революции 1968г. — движущей силой этого явления стали те политические и социальные активисты, для которых не нашлось места в новом, пост-голлистском истеблишменте Франции (и шире — европы, где проходили схожие процессы) в силу нехватки мест и упорного идеализма этих активистов.

Впрочем, здесь сработало еще и их четкое понимание своей роли и места в историческом процессе. Не вливаться в государство, не превращаться в систему — а контролировать и подталкивать государство в том направлении, которое наиболее предпочтительно для общества. Избавлять государство от необходимости принимать решения в тех вопросах, которые вполне решаемы обществом без участия официальной бюрократии.

Это то самое понимание, которого, как оказалось, лишены наши местные, современные Новые Лица. Мустафа Найем, Сергей Лещенко, Ольга Червакова и многие другие — им нашлось место в новом парламенте. Беда не в этом, беда в том, что они с готовностью это место заняли, тогда как молодому гражданскому обществу было от них нужно совсем другое.

Нельзя смешивать гражданский активизм и участие в государственной деятельности. Украине сегодня как воздух нужен сильный, хорошо организованный, постоянный и всеохватывающий гражданский контроль в отношении государственного аппарата. Методы этого контроля могут быть самые различные — от уличных акций до мониторинга деятельности государственных финансовых и социальных учреждений, и просвещение, просвещение, просвещение тёмного, не привыкшего ни к ответственности, ни к свободе народа.

Так вот, чтобы это осуществлять, нужно быть в постоянном контакте с государством, но ни в коем случае не сливаться с ним.

Что делают наши условные Найем и Лещенко? Они идут прямиком в Раду, где демонстрируют благородную политическую шизофрению: вот здесь я дисциплинированный парламентарий и член пропрезидентской фракции, а вот здесь я гражданский активист и разоблачаю плохого олигарха, чтобы тот не мешал хорошему.

И при Януковиче, и тем более после его свержения основной задачей гражданских активистов должно было быть формирование сильного, массового, многоликого и многофункционального гражданского общества, создание действенных институтов контроля за властью и политиками.

Вместо этого мы получаем дешевый (а иногда и очень дорогой) персональный пиар тех же Лещенко и Найема. И вот теперь — закономерное продолжение похода гражданских активистов во власть, новая праволиберальная партия Лещенко-Найема на базе Демальянса, которая будет отстаивать принципы свободного рынка, приватизации, прав человека, недискриминации…

Полноте, друзья! Эта партия может отстаивать названные принципы сколь угодно яростно — беда в том, что сегодня все перечисленные благодетели неосуществимы в такой стране как Украина без сильного, развитого гражданского общества… Которое, повторимся, и должны были создавать Найем, Лещенко и их товарищи, вместо того, чтобы играть в старую игру под названием “Новые Лица”.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ