П.Олещук: После выхода из Римского статута, Россия начнет войну

П.Олещук: После выхода из Римского статута, Россия начнет войну

1242
ПОДЕЛИТЬСЯ
Политолог Петр Олещук
Политолог Петр Олещук

О причинах и последствиях выхода России из Римского статута Международного уголовного суда, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания «Информат» рассказал политолог Петр Олещук.

«Информат»: — Добрый день, Олег! Сегодня Россия отказалась от участия в Римском статуте Международного уголовного суда (МУС) в Гааге. Почему Кремль принял такое решение?

Петр Олещук: — Россия действует на опережение по уже традиционному шаблону: как только против нее пытаются развернуть какие-то действия, она сразу же принимает меры. В данном случае, как только появилась угроза, что Международный уголовный суд в Гааге может рассматривать дела, так или иначе затрагивающие российское руководство, Москва пошла на опережение и вышла из-под его юрисдикции. Это логично. Ведь если бы начался какой-то судебный процесс, и только после этого Россия вышла из соответствующей юрисдикции, это бы означало открытое признание вины. Но российское руководство предусмотрело соответствующие процессы в достаточно обозримой перспективе и заранее устранило все возможности для такого судебного преследования.

При этом мы должны понимать, что для России достаточно важен вопрос снятия или смягчения санкций. Москва уже давно работает в этом направлении – очень продуктивно влияет на мировую политику, пытается перезагрузить отношения со многими странами. Очевидно, что какой-либо судебный процесс против России, который бы так или иначе характеризировал ее как обвиненное в военных преступлениях государство, не дал бы ей возможности выйти из этой санкционной повестки дня.

«Информат»: — Насколько это решение Кремля было спровоцировано вчерашним решением Гаагского трибунала о том, что события февраля-марта 2014 года в Крыму являются международным военным конфликтом между Украиной и РФ?

Петр Олещук: — Конечно, это решение МУС частично повлияло на решение Москвы покинуть Римский статут именно сейчас. Но мне кажется, что это решение было заготовлено очень давно и Россия давно прогнозировала такое решение.

«Информат»: — Что будет с теми делами, которые уже рассматриваются трибуналом, в частности по катастрофе малазийского Боинга, аннексии Крыма и войны на Донбассе?

Петр Олещук: — Это сложно прогнозировать. Я думаю, что рассмотрение соответствующих дел может происходить и без участия России в Римском статуте. Но не стоит забывать, что Украина также до сих пор не ратифицировала этот документ, из-за чего в рассмотрении дел Судом может возникать множество юридических коллизий.

На самом деле, здесь проблема в другом. Сама идея привлечения России к ответственности при помощи судебных механизмов на данном этапе выглядит утопической. До тех пор, пока российский режим более-менее уверенно стоит «на ногах» (а он пока что стоит), каких-либо перспектив его судебного преследования нет и быть не может. Москва говорит: «Вот, смотрите, вы хотите привлечь нас к ответственности, а мы вас не признаем. Ну и что вы нам сделаете?». Это же и месседж сегодняшнего статутного демарша: «А что вы нам сделаете?». И ответ логичен: «Ничего». Так что до тех пор, пока мировое сообщество не начнет искать эффективных механизмов влияния на Россию – не судебных, а политических, военно-политических и экономических, – то до тех пор мы будем наблюдать вот этот «пинг-понг» с обменом обвинениями без особых перспектив практического решения проблем.

«Информат»: — А какие именно механизмы влияния на Кремль, о которых Вы упомянули, можно применить? Кроме уже всем известных санкций.

Петр Олещук: — Механизмы известны и отработаны давно. Это усиление экономических санкций, отключение от платежных систем, введение эмбарго на энергоносители. По большому счету, с 2014 года какие-либо дополнительные санкции и механизмы давления на Россию не вводились. В Москве это воспринимают как слабость, как тот факт, что никто ничего не может с ними сделать. Вот сейчас Кремль открыто игнорирует международное право. Если на это никто не отреагирует, в России это будут трактовать фактором в свою пользу.

При этом мы не должны забывать, что любые действия Кремля, кроме демонстрации силы, являются проверкой потенциальных оппонентов. Если после такой проверки никакой реакции не происходит, Москва начинает новые деструктивные действия.

Например, после выхода из Римского статута, Россия может активизировать боевые действия – попробовать разжечь конфликт в другой части мира, реактуализировать конфликт в Украине и т.д. Это в некоторой степени намек: «Вот, смотрите, мы не сломлены, мы до сих пор готовы бороться, игнорируем все ваши попытки на нас повлиять. Нам все параллельно, поэтому договаривайтесь на наших условиях».

«Информат»: — Накануне статутного демарша произошло еще одно знаковое событие: Генассамблея ООН поддержала резолюцию Украины о состоянии прав человека в Крыму, в которой Россия признается страной-оккупантом полуострова. Может ли это ускорить деоккупацию Крыма и его возвращение в состав Украины, как говорят в украинском МИДе?

Петр Олещук: — Объективно это решение Генассамблеи ООН противоречиво. Да, оно позитивно для Украины и может считаться ее очередной дипломатической победой. Но стоит обратить внимание на то, что количество стран, которые проголосовали против этой резолюции, выросло вдвое по сравнению с 2014-м годом. Также серьезно возросло число стран, которые воздержались от голосования. Это говорит о том, что поддержка Украины в мире уже не столь однозначна, как ранее.

Кроме того, решение Генассамблеи ООН носит исключительно рекомендационный характер. Нет особых причин считать, что оно будет более эффективным, чем предыдущее решение, которое также признавало аннексию Крыма Россией.

В целом, конечно, очень важно, что, несмотря на все пертурбации, мировое сообщество все равно не признает агрессивные действия России. Но с другой стороны, дальше обычных заявлений пока что никто идти не готов.

Валерий Савицкий, Информат

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

2 КОММЕНТАРИИ

Comments are closed.