Отдых на море

Полный декоммуниздец! Как люмпен-патриоты извращают историю

Полный декоммуниздец! Как люмпен-патриоты извращают историю

ПОДЕЛИТЬСЯ
Aleksandr_Karpec
Обозреватель Александр Карпец

Несмотря на войну, разруху и катастрофически углубляющийся социально-экономический кризис, чреватый масштабным взрывом в обществе и даже развалом страны, олигархическая власть, ее наемные «пропагандоны» и просто «полезные идиоты» продолжают маяться разного рода дурью. Речь идет о так называемой декоммунизации, отмене одних праздников и введении других, переименовании всего и вся в непонятно что и неизвестно зачем.

А еще они извращают, даже можно сказать, перебрехивают историю, и не только историю как таковую вообще, но и конкретно историю Украинской повстанческой армии (УПА).

Кстати, об идиотичности переименований. Была себе в Киеве улица Горького. Можно по-разному относиться к этому писателю, но во всем мире он считается – пардон за тавтологию! – мировым классиком. Степень же его, так сказать, коммунистичности и советскости является слишком преувеличенной. Хорошо известно, что еще задолго до 1917 года Алексей Пешков, более известный как Максим Горький, жесточайшим образом полемизировал с Владимиром Ульяновым, более известным как Ленин. Большевистскую революцию Горький в целом не принял, уехав на долгие годы в эмиграцию. Горький долгое время жестко критиковал советскую власть, но на старости лет поддался на уговоры Сталина, которому была нужна живая икона, и вернулся в Союз. К тому же, огромную роль сыграли ностальгия и чуждость Запада для такого «исконно русского» парня, каковым был Горький. Вскоре Горький скончался, и ходят упорные слухи, что отправиться в мир иной классику помогли сталинские заплечных дел мастера. Вся эта проблематика бурно обсуждалась еще во времена гласности-перестройки «имени Горбачева», а о «терках» Горького с большевиками и Лениным можно почитать как у самого Горького, так и у Ленина, конечно, ежели их книжки не «декоммунизировать», а просто почитать хотя бы с целью общего образования.

«Ежели улицу какого-нибудь Косиора можно и декоммунизировать, то улицу Горького лучше не трогать»

Все это к тому, что ежели улицу какого-нибудь Косиора можно и декоммунизировать, то улицу Горького лучше не трогать хотя бы для того, чтобы не выглядеть идиотом перед образованными людьми, которые в мире еще окончательно не вывелись.

Но улицу переименовали, дав ей имя Владимира Антоновича. Кто такой Горький – знают все образованные люди в мире. Кто такой Антонович – надо долго объяснять даже в Украине и даже подавляющему большинству тех, кто учился в «новітній українській школі». Ничего не имеем против Антоновича, но, по сравнению с Горьким, его фигура выглядит, мягко говоря, несколько несопоставимой по величине. К тому же именем Антоновича можно было назвать другую улицу. В столице хватает улиц с «поэтичными» названиями – условно говоря, «регенераторная», «газосварочная», «бульдозерная» и так далее. Словом, разгуляться с переименованием есть где. Зачем было трогать Горького?!

Ходят слухи, что вынашиваются планы по декоммунизации улиц Толстого, и даже Суворова с Кутузовым. Тот факт, что эти персонажи отдали богу душу до появления советской власти, а некоторые задолго до нее, лишний раз подчеркивает полнейший идиотизм всей этой затеи с переименованиями.

Не меньшим и даже большим проявлением идиотизма является нынешняя борьба с коммунизмом и советской властью, которые почили в бозе четверть века назад. В таком случае, следовало бы начинать борьбу с татаро-монгольского нашествия и хана Батыя! Да и по царству Хаммурапи можно было бы заодно потоптаться…

Или взять хотя бы 14 октября – религиозный праздник Покровы Пресвятой Богородицы, которую считают покровительницей украинского казачества и повстанцев. Допустим… Теперь этот день объявлен еще и Днем захисника вітчизни. Тоже допустим…

Но к этой же дате пытаются приплести Украинскую повстанческую армию, которая, как утверждают патриотические извратители истории, якобы была основана осенью 1942 года. Хотя любой, кто хоть немножко читал книжки, кстати, украинских же, вполне патриотических, но все же придерживающихся объективных фактов авторов, должен знать, что армия возникла примерно годом ранее, а ОУН Бандеры к ее организации не имела никакого отношения. Более того, влияние ОУН в УПА, особенно во время кульминации национального движения, слишком преувеличивается, о чем далее.

Но начать следует с коммунистической идеи, на которую нынешние «национал-идиолухи», по невежеству и скотству своему, бросаются, аки быки на тряпку красную. Тема это очень большая и сложная, но краткий курс коммунистического экзистенциализма изложить следует, так сказать, для просветления мозгов хотя бы тем, у кого оные мозги наличествуют.

Христианство, коммунизм и их извращение

Понятие «коммунизм» сейчас связывают с тоталитаризмом и почему-то, в основном, с Марксом и его учением. Иногда говорят социалистах-утопистах. Наиболее «продвинутые» началом «тоталитарного коммунизма» считают ни много ни мало самого старину Платона с его «Государством».

В коммунизме есть разные течения, в том числе и тоталитарное как наиболее пока известное. Но, скажем, в истории христианства была масса течений, включая фашистско-репрессивные, например, инквизиция и религиозные войны. А ещё недавно в «цитадели демократии» – Великобритании – протестанты-«ультра» убивали католиков! Впрочем, католики на «ответку» не скупились. И все это было каких-то сорок лет назад.

«Построение христианско-теократических обществ и государств обычно вело к тоталитарии»

Построение христианско-теократических обществ и государств обычно вело к тоталитарии. Кстати, широко известный основатель одного из протестантских течений Жан Кальвин после бегства из Франции устроил в швейцарском кантоне Женева именно религиозно-фашистскую диктатуру со многими необходимым атрибутами, включая сжигание на кострах ученых и их книг. Недаром Эрих Фромм в своем знаменитом «Бегстве от свободы» выводил европейский фашизм, в том числе, из протестантства.

Другое дело, что Пророк Эммануил, более известный как Иисус Христос, в этом не виноват, хотя и в Евангелие есть уйма противоречий: например, призывы ко всеобщей братско-сестринской любви соседствуют со знаменитой фразой «не мир, но меч!»…

«По аналогии с христианством, практика социализма и коммунизма привела в ХХ веке к тоталитарным кошмарам»

По аналогии с христианством, практика социализма и коммунизма привела в ХХ веке к тоталитарным кошмарам. Но социализм как течение социальной мысли содержит отнюдь не только тоталитарные прожекты, вроде фаланг (фаланстеров) Шарля Фурье. Например, потомок старинного рода французских аристократов и, по совместительству, классик «утопического социализма» Клод Анри де Рувруа де Сен-Симон, кроме литературных упражнений на тему социализма, будучи волонтёром французского экспедиционного корпуса, воевал за независимость североамериканских колоний, проявил храбрость и героизм и с гордостью называл себя «одним из основателей свободы Соединённых Штатов». Впрочем, пламенный утопист Сен-Симон, вероятно, был бы крайне оскорблён, узнав, как «свободные Штаты», ставшие таковыми благодаря его стараниям, отличились напалмом во Вьетнаме, атомной бомбой в Хиросиме, колониализмом в мире, а также ку-клукс-кланом, расовой дискриминацией и потребительским психозом у себя дома.

Британский «утопист» Роберт Оуэн выдвинул гениальную по простоте, но, похоже, всё более невыполнимую идею об изменении психологии человека, без чего революции бессмысленны, а справедливый социальный строй невозможен. Попытка воплощения Оуэном этих идей в виде поселений «New Lenark» в Шотландии и «New Harmony» в Америке провалилась не так из-за утопичности, как из-за неизбывной алчности их обитателей, но Оуэн проповедовал до самой смерти идеи о коренной смене психологии. Именно Оуэн основал в Британии кооперативы и товарищества взаимопомощи рабочих.

На первый взгляд, европейский социализм вырос из того же корня, что и либерализм – из идей Просвещения. Но на самом деле социализм и коммунизм имеют намного более глубокие корни, уходящие в далёкую историю и экзистенциальную основу цивилизации. Недаром в середине ХVIII в. полумифический «утопический коммунист» Морелли (есть версия, что под этим именем скрывался ни много ни мало, а знаменитый энциклопедист Дени Дидро) формулировал идею коммунизма примерно так: просвещение и справедливое социальное устройство должны вернуть на новой основе людей к существовавшим на заре человечества законам равенства и братства, «золотому веку», утраченному с ходом цивилизации, которая, в ущерб лучшим задаткам, развила алчность и прочие низменные страсти, богатство единиц и нищету миллионов, породила войны, эксплуатацию и прочее. Кстати, поэтому понятие «революция» можно истолковать не только как военный «переворот», но как «возврат» к экзистенциальным корням, которых человек лишил себя, создав цивилизацию. Примерно 70 лет назад Эрих Фромм предложил оригинальную трактовку понятия «революция». Опираясь на первичную этимологию этого слова, Фромм писал, что понятие «re-volution» можно рассматривать как «возврат ранее утраченного».

Но эта идея является элементом всех религиозных и духовных систем. Идею коммунизма в том или ином виде можно найти в даосизм и Ведических Упанишадах, в греческой мифологии (легенда о «Пяти веках» и «Золотом веке»), в славянском эпосе (Град Китеж) и пр. Содержится она и в авраамитских религиях – иудаизме, исламе и христианстве. Рассмотрение идеалов коммунизма в разных верованиях не является целью настоящего очерка, а потому очень кратко остановимся лишь на близком нам иудео-христианстве.

Эрих Фромм обратил на внимание на «концепцию мессианского мира и времени» у библейских Пророков. В Книге Пророка Михея (4, 3-4) сказано: «Перекуют они мечи свои на орала и копья свои – на серпы; не поднимет народ на народ меча, не будут более учиться воевать. Но каждый будет сидеть под своею виноградной лозою и под своею смоковницею и никто не будет устрашать их». Похожие мотивы есть, например, у пророков Исайи и Амоса. Но мир – это не просто отсутствие войны, а также гармония в обществе, между людьми и природой. Еврейское слово «шалом», т.е. «мир», можно перевести как «полнота, целостность»: чтобы постичь всеединство и обрести Мир, нужно «искупление» – преодоление отчуждения и раскола сознания, а «спасение» через познание Закона Божия ведёт к «светлому будущему» в Царстве Божием.

От Святого Письма перейдем к коммунизму и Марксу. Фромм отмечал, что «в чистоте» и христианство, и социализм проникнуты одной мессианской идеей. Христианский экзистенциалист Бердяев так и вовсе утверждал, что коммунизм как идеология и светская нетеистическая религия явился в мир в ХIХ веке именно потому, что христианство своей миссии не выполнило. Даже с учётом определённого экстремизма, например в «Коммунистическом манифесте», наследие Маркса от «Экономико-философских рукописей» до последних строк «Капитала» проникнуто той же идеей, но выраженной не в религиозных символах, а в терминах материализма и политэкономии ХIХ века. (В психоанализе это разные «рационализации» одного глубинного содержания психики).

Коммунизм – это не поверхностная идея, рождённая в «воспалённых мозгах» различных «классиков», «утопистов», «умников», даже «параноиков» и «шизофреников». Идея коммунизма коренится в экзистенциальных основах и психо-социальной природе земной цивилизации, что находит отражение в коллективном бессознательном. Но этим же объясняются причины того, что эта идея была извращена и дискредитирована.

«Коммунизм – это не маниакальный бред «бородатых классиков» Маркса и Энгельса, это не тоталитарные ужасы ХХ века по вине их якобы последователей»

Таким образом, коммунизм – это не маниакальный бред «бородатых классиков» Маркса и Энгельса, это не тоталитарные ужасы ХХ века по вине их якобы последователей. Идеал коммунизма — это общечеловеческий архетип, своими корнями уходящий в глубь веков и в экзистенциальную основу цивилизации. На разных этапах истории этот идеал облекался в различные формы и получал разные названия согласно наиболее популярным в это время системам понятий. Этот идеал точно так же извращался и искажался согласно «веяниям времени».

Несколько перефразируя Николая Бердяева, идеал коммунизма – это совершенное общество, где человек уже не будет зависеть от иррациональных сил социума, которые он сам же и создал, а посвятит себя творчеству, самореализации, познанию и преобразованию мира.

Что же касается извращений коммунизма, то одним из его ярчайших образчиков является так называемая коммунистическая партия «имени Симоненко», которую запретили от не фиг делать. Причем, запретили ее совершенно незаконно. Думается, что в скором времени какой-нибудь Европейский суд по правам человека признает этот запрет неконституционным, о чем, кстати, уже высказывался целый ряд европейских деятелей, кстати, весьма далеких от коммунизма и политической левизны вообще.

«Главная же проблема отечественных «коммунистов» не в том, что они коммунисты, а в том, то они не-коммунисты»

Главная же проблема отечественных «коммунистов» не в том, что они коммунисты, а в том, то они не-коммунисты. С одной стороны, обвинения компартии в сепаратизме выглядят «притянутыми за уши» уже хотя бы потому, что регионалы замараны в сепаратизме намного больше, но их никто не запрещает, они уютненько сидят в своем «оппоблоке», в нужный момент подыгрывая нынешней власти. Это ярчайшим образом характеризует новую «демократическую» власть и ее штатных «пропагандонов», которые сподобились запретить безвредно-бесполезную, в целом, партию Симоненко, но так и не подняли руку на «святое» в лице Левочкина и Ахметова, очевидно, потому что указанные персонажи располагают конкретным «баблом», и от них таки есть чем поживиться.

С другой стороны, исчезновение «фирмы имени Симоненко», прославившейся сотрудничеством с крупным криминал-олигархическим капиталом, наконец, очистило левый политический фланг. Это дало теоретическую возможность появиться на политической арене настоящим левым политическим силам, которых Украине катастрофически не хватает. Да вот проблема: таких сил пока не нашлось, думается, по причине «острой умственной недостаточности». Недаром Бердяев в свое время очень метко подметил, что марксизм является довольно сложной в интеллектуальном отношении системой взглядов. Добавим от себя, что с учетом развития марксистских взглядов в ХХ веке на Западе, в чем у нас вообще мало кто понимает, интеллектуальная сложность неомарксистских взглядов существенно возрастает.

А теперь обратимся в украинскому повстанческому движению, которое имеет определенное отношение к вышесказанному.

«Мы, украинские революционеры и повстанцы…»

Тема ОУН-УПА извращена и мифологизирована не менее чем все, что касается коммунизма, а также провальной и трагической попытки его построения.

В этом вопросе бытуют два основных взгляда. В имперско-московской системе координат, ОУН-УПА – это украинские буржуазные националисты, этакие «бЭндеровские» фашисты и пособники гитлеровцев. В национал-патриотической системе координат, которую нагло навязывают те, кто беспардонно объявил себя правопреемниками бойцов национально-освободительного движения, ОУН-УПА – это нечто право-националистическое, абсолютно враждебное левым, коммунистическим и социалистическим идеям. На самом же деле, ОУН-УПА – феномен крайне противоречивый, вызывающий споры даже среди бывших участников национально-освободительного движения времён Второй мировой войны, принадлежавших к разным идеологическим течениям внутри самой УПА, которая в этом смысле была отнюдь не такой монолитной, как сейчас пытаются уверить «патентованные патриоты».

«ОУН-УПА – феномен крайне противоречивый, вызывающий споры даже среди бывших участников национально-освободительного движения времён Второй мировой войны»

Посему тезисно дадим очень краткий курс настоящей истории УПА.

Во-первых, ОУН и УПА – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поначалу ни бандеровская, ни мельниковская ОУН, боровшиеся друг с другом на уничтожение, не имели к УПА абсолютно никакого отношения. И создана УПА была не в октябре 1942 года в день Покровы-Богородицы, как теперь это пытаются в своих целях изобразить «патриоты», а примерно годом раньше. Называлось это вооружённое формирование Полесская Сечь, создана она была на Волыни, а не в Галичине. Возглавил её Тарас Боровец – деятель, близкий к петлюровскому правительству в изгнании. Боровец взял себе псевдо Бульба, из-за чего его звали Тарасом Бульбой-Боровцом.

Здесь начинается самое интересное. Известно, что польское руководство, а также лично «пан комендант» и друг Симона Петлюры Юзеф Клеменс Кошьчеха Пилсудский дали бывшим петлюровцам прибежище в Варшаве на случай, если удастся, как в 1920 году, вернуться на Надднепрянскую Украину. Поначалу Полесская Сечь, будущая УПА, была обычной крестьянской «партизанкой» для самообороны на огромных лесных территориях Волыни, когда советские войска откатились на восток, а вслед за ними пошли гитлеровцы, оставив эти территории почти бесконтрольными. Инициаторами создания Сечи были, в частности, бывший заместитель главы правительства УНР в 1919 году, приближённый к Симону Петлюре Андрей Левицкий и бывший петлюровский генерал Владимир Сальский. Сечь должна была стать основой возрождаемой армии восточноукраинской УНР, а вовсе не галичанской ОУН.

Таким образом, опровергаются два мифа. Первый, большевистский – о том, что УПА – это коллаборационисты, служившие Гитлеру. Второй, бандеровский – о том, что УПА – это правое националистическое движение. Дело в том, что, не смотря на национализм, Петлюра и его движение всегда считало себя левым, интернационалистическим и социалистическим в том смысле, как петлюровцы всё это понимали. Кстати, Пилсудский в молодости тоже числился в польских социалистах, конкретнее польских эсерах, которые в смысле терроризма были ничем не гуманнее знаменитых русских эсеровских боевиков. Таким образом, УПА основали петлюровцы, которые, считались левыми, социалистами и союзниками поляков, а потому автоматически попадали в разряд врагов для бандеровцев, которые были правыми, ярыми националистами и злейшими врагами поляков.

«УПА основали петлюровцы, которые, считались левыми, социалистами и союзниками поляков»

Во-вторых, развернуть масштабную вооружённую борьбу в густонаселённой и плотно оккупированной гитлеровцами Галичине бандеровская ОУН не смогла, и базой для такой борьбы стала соседняя пустынная и плохо контролируемая оккупантами Волынь. Здесь бандеровцы попытались получить опору в виде массового движения и нашли её в виде Полесской Сечи, переименованной в Украинскую Повстанческую Армию. Бандеровцы насадили в УПА тоталитарные порядки, частично оправданные шедшей тотальной войной на уничтожение. Руководство в УПА они захватили «просто» – уничтожив значительную часть её командования и поставив своих людей. Бульба-Боровец чудом уцелел, дожил до глубокой старости в эмиграции и оставил захватывающие воспоминания. Не получив опору в массовом вооруженном движении в виде УПА, бандеровцы так и остались бы кучкой заговорщиков, каковой де-факто остались мельниковцы. Обретение массовой вооруженной силы в виде УПА вывело ОУН Бандеры на совершенно иной уровень. ОУН Бандеры, она же ОУН-Р, то есть ОУН революционная, выступала в качестве политического руководства УПА, точнее пыталась это делать, но в полной мере ОУН это не удалось, поскольку в повстанческом движении имели место и другие течения.

В-третьих, придя на Восточную Украину в составе так называемых походных групп ОУН, и бандеровцы, и мельниковцы столкнулись с многонациональным и космополитичным населением, которое, не смотря на сталинщину, ещё не разуверилось в социализме, а к «интегральному национализму», идеологом которого считается Дмитрий Донцов, относилось враждебно. Кстати, Донцов мало того, что был этническим русским, так еще в молодости числился в социалистах (!).

Враждебность к донцовскому национализму особенно чувствовалась на Донбассе, о чём есть воспоминания весьма неоднозначного члена Центрального Провода ОУН Бандеры Евгена Стахива, умершего в январе 2014 года в США в возрасте 96 лет. В ряде своих интервью Стахив, руководивший националистическими ячейками на Донбассе, отмечал, что, очутившись на Востоке Украины, националисты отбросили «запеклий» национализм, сильно полевели и интернационализировались во взглядах.

В-четвёртых, та же участь постигла всё националистическое движение, известное теперь как ОУН-УПА. По мере расширения движения в период его максимального расцвета в 1943-1944 годах в него вливалось огромные массы людей разных национальностей, но преимущественно левых и интернационалистических взглядов, размывая националистический костяк, взращённый на «донцовщине». В рядах УПА было много русских, кавказцев, евреев, представителей народов СССР и Европы, были даже немцы и австрияки. Были целые еврейские подразделения, а еврейские врачи и другие специалисты, которыми славится еврейская нация, пользовались большим уважением. Почти не было только поляков, которые входили в свою Армию Крайову, подчинявшуюся эмигрантскому правительству в Лондоне, а также промосковскую Армию Людову. Ряды УПА пополнялись советскими воинами-окруженцами, кадровыми офицерами, даже политработниками (!), бывшими коммунистами и комсомольцами. Подавляющее их большинство сохраняло свои взгляды, но режим Сталина справедливо считали преступным извращением идеалов социализма-коммунизма. Нечто подобное, но мягкой форме пишет в своей «Истории Украины» канадский историк украинского происхождения Орест Субтельный, отличающийся либеральными взглядами.

Огромную документально-доказательную базу по этому вопросу содержит изданная в 2009 году в Одессе небольшим тиражом, но имевшая огромный резонанс среди тех, кто интересуется настоящей правдой об украинском повстанческом движении, книга Марлена Инсарова, которая называется «Мы, украинские революционеры и повстанцы». Этими словами начиналось одно из программных заявлений движения времен его расцвета: «Мы, украинские революционеры и повстанцы, боремся против большевиков потому, что они установили в СССР режим беспощадного социального угнетения и экономической эксплуатации трудящихся».

«У руководства основанного на базе УПА квазигосударственного образования, известного как Українська Головна Визвольна Рада, также оказалось много бывших коммунистов и социалистов»

У руководства основанного на базе УПА квазигосударственного образования, известного как Українська Головна Визвольна Рада (УГВР), которая политически представляла освободительное движение, также оказалось много бывших коммунистов и социалистов, причём уже не петлюровского, а советского происхождения. В частности, УГВР руководил Кирило Осьмак – бывший «боротьбист-укапист», то есть украинский суверен-коммунист. Даже Главнокомандующий УПА генерал Тарас Чупрынка, он же Роман Шухевич, выходец из семьи галицкой интеллигенции, с юности воспитанный основателем УВО-ОУН Евгеном Коновальцем враждебно по отношению к любым левым взглядам, сначала был вынужден смириться с полевением движения, а затем сам заинтересовался марксистской идеологией и, по слухам, сидя в схронах, усиленно штудировал Маркса, Энгельса и даже Ленина. К слову, Шухевич имел прекрасное образование, владел шестью (!) языками, учился, кроме Львовской политехники, ещё Львовскую консерваторию и весьма неплохо играл на фортепиано. Кстати, есть версия, именно смена идеологии Шухевича привела к тому, что он, имея возможность уйти на Запад в эмиграцию, не сделал этого, оставшись в Украине и геройски погиб, ибо начал сторониться Бандеры и других лидеров движения именно из-за расхождения по поводу «запеклого» национализма. Тем более что тот же Бандера, отколовшийся от движения «двійкар» Ребет и другие вообще никогда не были на Надднепрянщине и на Донбассе, не общались с восточными украинцами, не участвовали в боях УПА, а потому были оторваны от реалий. Это догадки, но весьма правдоподобные.

Важный штрих. Последний Главнокомандующий УПА Васыль Кук, покинувший этот мир в 2009 году, в вопросах марксизма-ленинизма затыкал за пояс даже профессоров и доцентов Высшей партийной школы.

Еще одно любопытное соображение по поводу национализма. Широко распространено понятие «национал-социализм», которое имеет отрицательную коннотацию, поскольку гитлеровская партия называлась национал-социалистической и даже рабочей. Хотя очевидно, что к социализму Гитлер имел такое же отношение, как морские свинки к морю и свинкам. Слова «социалистический» и «рабочий» были приплетены к фашистской партии исключительно для того, чтобы отобрать электорат у социал-демократов и коммунистов, которые в 1920-х и в начале 1930-х годов в Германии имели мощные позиции. Напомним, что в 1933 году гитлеровская партия пришла к власти сравнительно демократическим путем на выборах, в результате чего Гитлер получил должность канцлера. Напомним также, что, с рядом оговорок, межвоенная Веймарская респуьлика в Германии была похожа на нынешнюю канцлерскую республику в современной Германии. И уже потом Гитлер узурпировал власть в качестве фюрера германского народа. Все это к тому, что поначалу гитлеровская партия боролась за электорат, а потомсу использовала в своем названии слово «социализм», бывшее тогда крайне популярным, причем не только в Германии.

«Настоящий, а не та бутафория, которой забавляются отечественные патриоты, национализм в хорошем смысле должен иметь социалистическую социальную программу»

Но по здравом размышлении становится очевидным, что настоящий, а не та бутафория, которой забавляются отечественные патриоты, национализм в хорошем смысле должен иметь социалистическую социальную программу. Ведь если нация действительно объявляется высшей ценностью, то шкурно-экономические интересы должны подчиняться интересам нации и национального государства, а это есть ни что иное, как социализм в том или ином его понимании. Посему в самом понятии «национал-социализм» нет ничего крамольного, конечно, за исключением трагической истории.

Еще раз подчеркнем, что настоящий национализм должен иметь левую социально-экономическую программу и социальную практику, в противном случае, это не национализм, а – пардон за грубость! – «фуфло галимое»! А поскольку подавляющее большинство отечественных так называемых националистов либо являются преуспевающими буржуа, наживающимися на стране и нации, либо мечтают стать преуспевающими буржуа, либо кормятся у корыта олигархов, грабящих страну и нацию, то отсюда прямиком следует, что наши нынешние националисты и есть то самое «фуфло галимое» (опять извиняемся за не совсем политкорректное определение). Но вернемся к УПА.

В целом, история украинского повстанческого движения – это крайне неожиданная и увлекательная вещь. К сожалению, полную и по-настоящему правдивую историю той войны мы уже не узнаем никогда. Многие «українські повстанці-революціонери», исповедуя левые взгляды, погибли в неравных боях с НКВД, оставшись неизвестными. Представители правого крыла повстанческого движения в лице Бандеры, Ребета, их окружения и кое-кого из мельниковцев сумели устроиться на Западе, и, благодаря им, украинское повстанческое движение получило реноме правого националистического, хотя в момент расцвета, повторим, оно было по большей части левым.

А детям в школе, студиозусам в вузах и остальному не шибко грамотному народонаселению вешают на уши разную чушь. Одни несут ахинею об «украинско-германских националистах», размахивая одной единственной дивизией ваффен-СС, т.е. фронтовой, а не карательной частью СС, «Галичина», хотя против участия в ней украинцев, по сути, политически наивных сельских парубков, выступал весь националистический бомонд – и митрополит Андрей Шептицкий, и Степан Бандера, и Роман Шухевич. Да и повоевать эта дивизия толком не успела, гитлеровцы выставили её под Бродами в 1944 году, как пушечное мясо, из 10 тысяч личного состава осталось менее половины, и большая часть этого остатка очутилась в УПА.

Единственным действительно тёмным пятном этой мозаики был всплеск поистине иррациональной жестокости, известный как украино-вольская Волынская резня в 1943 году, бывшая следствием как многовековой вражды, так и национальной дискриминации украинцев в межвоенной Польше. Хотя с другой стороны, поляки и украинцы веками жили вместе, и взаимопроникновенние культур и языков налицо. В этой резне отличились обе стороны, и фактически это было началом изгнания поляков из «кресов всходних», которое окончила после войны советская власть.

В то же время, другие выпячивают исключительно ультранационалистическую составляющую движения, бывшую, на самом деле, не столь уж  многочисленной и важной, а также славят, прежде всего, Бандеру, который реально не имел к УПА никакого отношения, а сама УПА была движением скорее интернационалистическим, во многом, социалистическим.

В подтверждение последнего тезиса приведем некоторые выдержки из документов национально-освободительного движения, приведенные в упомянутой книге Марлена Инсарова.

«Украинский народ ведет борьбу против клики империалистических обманщиков и предателей передовых идеалов великой революции 1917 г.»

Вот так, на минуточку: «українські повстанці і революціонери», оказывается, считали революцию 1917 года «великой», но ее идеалы извращенными. Пламенный комсомольский привет разным «институтам национальной памяти» и прочим «тягнибокам»!

Цитируем повстанческие документы дальше.

«Украинское национал-освободительное движение всегда решительно подчеркивало и подчеркивает, что оно против возобновления старых, феодально–капиталистических порядков в будущем украинском государстве. Украинское национальное освободительно-революционное движение всегда решительно подчеркивало, что оно – за ликвидацию крупной земельной собственности, за национализацию промышленности, торговли, банков, за создание нового общественного строя, в котором на самом деле исчезнет эксплуатация человека человеком.»

«Большевистские лжецы пытаются представить нас перед советскими массами как защитников интересов «кулаков» и «буржуев». Это подлая ложь. У нас нет ничего общего с этими классами ни с точки зрения целей нашей борьбы, ни с точки зрения социального происхождения и классовой принадлежности участников нашего движения. Мы ведем борьбу за построение бесклассового общества. Мы против возвращения на Украину помещиков и капиталистов. Мы за уничтожение на Украине нового эксплуататорского, паразитического класса большевистских вельмож, состоящего из верховодов партии, МВД и МГБ, администрации, армии. Мы за общественную собственность на орудия и средства производства».

«Очень многие бойцы и командиры УПА в момент ее расцвета говорили по-русски, но это ничуть не преуменьшало из патриотических и боевых качеств»

Кстати, многие документы повстанческого движения публиковались на русском языке, и не просто для лучшего понимания, но и потому, что, наравне с украинским, русский язык также был родным языком для национально-освободительной борьбы. Очень многие бойцы и командиры УПА в момент ее расцвета говорили по-русски, но это ничуть не преуменьшало из патриотических и боевых качеств. Наконец, реальным мерилом их патриотизма было не то, кто на каком языке говорит, а то, что эти люди воевали в Украине, за независимость Украины, за социальную справедливость в Украине. И погибали они массово тоже в Украине, а не отсиживались где-нибудь на уютном Западе, как многие патентованные националисты, которым хватало потом наглости учить других патриотизму, да еще на галичанском суржике, который явочным порядком был объявлен украинским языком!

Таким образом, повстанцы сражались и погибали не только за независимость, но и за социально справедливую Украину «без хлопа и пана». Уже поэтому современную олигархическую Украину нельзя считать итогом национально-освободительной борьбы, как пытается уверить националистическая пропаганда, поскольку социальные цели той борьбы в современной Украине полностью извращены.

А разного рода «дельцам от патриотизма», вроде Вятровича, Тягнибока и прочих, которые примазались к подвигам героев и одновременно предали их память, кормясь у олигархического корыта, хватает наглости запрещать идеи, в которых они ни бельмеса не смыслят, и учить других истории, которую они извращают в своих шкурных интересах, а также в интересах правящей олигархии!

Александр Карпец, Информат

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...