Отдых на море

Послесловие к крестному ходу

Послесловие к крестному ходу

ПОДЕЛИТЬСЯ

Антон Ротервайн

Крестный ход с молебном в Киеве таки закончились. Тысячи (по другим данным — десятки тысяч) верующих выполнили свою программу-минимум и, если верить полиции, отбыли в обратном направлении. Обошлось без терактов, трупов и пострадавших.

Какие выводы можно сделать из завершившегося наконец-то кошмара?

1. РПЦ — это реальная сила. Можете называть ее УПЦ МП или “клятою феесбешною агентурою” — суть от этого не изменится.

Нет, попы не влияют на мысли и действия большинства граждан Украины. В крупных городах даже успела сформироваться достаточно сильная прослойка атеистов, агностиков и разного рода верующих, не подверженных идеологическому влиянию этих, как их принято называть в среде столичных снобов, “бородатых дядек в длинных вышитых платьях”.

Однако чем дальше от Киева, Харькова, Днепропетровска и других экономических, образовательных и научных (пусть даже в прошлом) центров Украины, тем большим доверием пользуется батюшка, тем больше народу крестится в сторону храма и идет на пасху в церковь, тем крепче приверженность к ритуалам и тем сильнее проповедь определяет политические и культурные предпочтения мирян.

Эта культурная, интеллектуальная и ценностная деградация, разумеется, не вина РПЦ. Мухи московского патриархата садятся на почву, без их участия унавоженную страданием, нищетой, крушением привычного мира, нестабильностью и бесперспективностью. Батюшка лишь предлагает простые ответы на идущие из самой глубины темной народной души вопросы.

Ответить вовремя и ответить правильно — это очень много значит. Не все понимают, не все умеют. Власть наша, например, как правило, не умеет и не понимает. Но о ней позже. А сейчас — о том, что, заарканив душу верянина ритуалом и утешением, очень легко мобилизовать его для самых разных инициатив. Точнее, благословить. На войну против продавшихся безбожному Западу бандеровцев. На постройку хаты бедной многодетной вдове-односельчанке. На крестный ход в сердце украинского православия и по совместительству в пасть растленной проамериканской хунты — город-герой Киев. Молиться за мир. Больше ведь негде — в Донецке, Луганске, Авдеевке, Лисичанске нельзя, там стреляют. В Москве — просто нельзя.

А в Киеве…

В Киеве можно было бы, конечно, не только помолиться, но и подраться за мир, и даже кровушку пролить. Мудрые батюшки, что рангом повыше, безусловно, предусмотрели такую вероятность. И картинка для западных и российских СМИ вышла бы роскошная. Весь мир увидел бы самые отвратительные черты украинского антиправославного национализма.

Но драки на публику не получилось. Вместо этого в Киеве фотографы и телеоператоры хорошо отразили самые отвратительные черты посконного православия. Неадекватные деградантские физиономии пожилых и не очень верянок с иконами, Вызывающие легкую оторопь лица детей или внуков этих верянок. Не обезображенные интеллектом и лишней рефлексией портреты крепких и хлипких мужиков-паломников. Умные глаза священников — в контрасте с их целями, действиями и одеяниями, не изменившимися особо за последнюю тысячу лет.

Но справедливости ради стоит признать, что значительную долю участников молебна в Киеве составляли не персонажи попавшего на матрицы зеркальных фотоаппаратов паноптикума, а вполне нормальные, адекватные люди, которые в силу каких-то причин всё еще причисляют себя к православной конфессии.

2. Власть показала себя ситуативно сильной. Как ни парадоксально, она продемонстрировала умение договариваться и эффективно действовать на упреждение проблем.

Два марша — из Восточной и Западной Украины были сопровождены без особых потерь и конфликтов — разве что под Киевом участники марша огребли немного куриных яиц, но и эти стычки были успешно пресечены силовиками.

Последний день перед входом верян в Киев был насыщен вестями, похожими на сводки боевых действий — вот колонну остановили, вот нашли “минные закладки”, которые тут же и обезвредили, вот колонна пошла дальше, вот ей предлагают автобусы, вот под покровом ночи православные входят в Киев через Ирпень, вот едут автобусы с паломниками…

Аваков из прекрасного далека изображал полный контроль над ситуацией через Фейсбук, и это вкупе с заявлениями про взрывчатку и остановку хода вызывало серьезное беспокойство — но те, кто на месте осуществлял оперативное руководство действиями силовиков, а также те, кто наладил контакт с митрополитом Онуфрием и оговорил с ним все нюансы и детали входа и выхода колонн из Киева, сработали на редкость качественно.

В результате и в день молебна всё прошло как по маслу. Считанные единицы активных противников Московского патриархата полиция нейтрализовала. Молиться, вставать на колени и биться лбом православные могли в свое удовольствие — мероприятия по обеспечению безопасности не мешали им и в то же время гарантировали неприкосновенность. Правда, полицейские все же превысили свои полномочия, задержав ни за что ни про что журналистку с неканоничным портертом патриарха Кирилла в языках пламени, и за это должны быть примерно наказаны. Но на фоне общего успеха это можно назвать отдельным неприятным эпизодом.

Итак, власть может, когда хочет.

3. А теперь о том, чего власть не смогла. А не смогла она (или не захотела) остановить вал истерики, который поднялся в умах украинского “гражданского общества”, “сознательных граждан”, “патриотов” и так далее ровно в тот момент, когда стало известно о намерениях Московского патриархата провести крестный ход за мир.

Безусловно, сама акция была инспирирована силами, которые, скажем так, не желают Украине ни победы, ни европейского будущего. Но это не повод накручивать себя и всех вокруг громким ожиданием толп кремлевских провокаторов и сепаратистов, которые вровутся в Киев и начнут провоцировать, а может быть и вовсе склонять украинский народ к москвофилии.

Эта истеричность, эта сидящая глубоко в мозгу перманентная зрада, эта неспособность здраво и спокойно подойти к пониманию проблемы и к ее решению уже не раз сослужила незрелому украинcкому гражданскому обществу (оно же патріотична спільнота) дурную службу. И, увы, сослужит еще не раз. Истерию эту власть формально игнорировала, а по факту — молчаливо поощряла.

Так что экзамен на патриотизм наше общество выдержало, а вот до зрелости и рациональности ему еще расти и расти.

А потому можно только порадоваться, что весь этот праздник иррациональной архаики и паранойи наконец-то остался в прошлом.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ