Отдых на море

“Прокурорская партия”: не ждите чуда

“Прокурорская партия”: не ждите чуда

ПОДЕЛИТЬСЯ
“Прокурорская партия”: не ждите чуда

Антон Ротервайн

Когда говорят, что партийные проекты Лещенко-Найема и Сакварелидзе-Касько-Чумака одинаковы, это не вполне верно. Они используют похожую либеральную антикоррупционную риторику, на которую есть социальный запрос. Также обе группы эксплуатируют феномен “новых лиц”, который, также как и антикоррупция, имеет во многом медийный, рекламный характер. Разница — в происхождении основных персоналий в обоих проектах.

Проект Лещенко-Найема — это проект выходцев из так называемого “гражданского общества”. Это люди, которые привыкли дистанцироваться от власти, оппонировать ей, вступать в жесткий конфликт. Такой подход подразумевает соответствующий уровень (без)ответственности и (не)компетентности. Как мы уже писали, это гражданские активисты, бросившие свое дело на полпути и решившие пойти во власть, с публичным намерением изменить устаревшую и неэффективную систему изнутри, забыв о том, что лишь хорошо организованное систематическое давление извне, со стороны гражданского общества, способно подвигнуть государственную систему к переменам.

Проект же Сакварелидзе-Касько в данном контексте принципиально иной — его формируют люди, которые давно работают внутри системы, причем не просто работают, а служат: высокопоставленные прокуроры Касько и Сакварелидзе, генерал-майор юстиции Чумак. Методы и психология гражданского активизма для них чужды.

Однако если социально-политический генезис персоналий в двух проектах разнится, то перспективы у них довольно схожи: в случае успеха им придется изображать борьбу с коррумпированной системой, находясь в жестких рамках этой системы. Большинства им не завоевать, потолок — “золотая акция” в будущей Раде. И с одной стороны, группа Найема-Лещенко будет иметь фору — ведь ядро “пратии журналистов” уже находится в парламенте и имеет соответствующий опыт. С другой стороны, демонстративный идеализм журналистов на длинных дистанциях проигрывает деловитому прагматизму юристов, и это дает прокурорскому проекту неплохой шанс.

Главное — не возлагать на “прокурорскую партию” больше надежд, чем она сможет оправдать. Ведь антикоррупционный пафос применительно к новым политическим проектам — это явленние во много медийное. Давайте смотреть правде в глаза: разве о коррупции не гооврили во времена Кучмы? Разве не с нею “боролись” во времена Ющенко? Разве не от нее стонали во времена Януковича? А поскольку коррупция появилась не сегодня и не вчера, то вполне логично, что и борьба с нею — вовсе не изобретение Лешенко или Касько. В истории постсоветской Украины полно партий и общественных движений, которые провозглашали крестовый поход против коррупции. Просто основным медийным трендом в те времена оказывалось что-то другое — например, языковая проблема, пророссийскость или проевропейскость, права человека и т.д.

Сегодня мы имеем несколько человек, которые своим бэкграундом связаны с антикоррупционным трендом. Как можно использовать этот бэкграунд? Ну, например, превратить в политический капитал, основав партию “на злобу дня” с антикоррупционным креном. Антикоррупция — это как вилы у Ляшко, только менее наглядно и более интеллигентно. Многого ли вы ожидаете от вил Ляшко, кроме, разумеется, дешевого шоу?

Чтобы зайти в Раду, партия должна иметь финансирование. Одного только финансирования, разумеется, недостаточно, однако без него — никак. Разговоры о пожертвованиях малого и среднего бизнеса и членских взносах мы, безусловно, услышим еще не раз — это обязательные мантры в деле легального партстроительства. Судьи и полицейские тоже ведь приносят присягу, состоящую из красивых слов, а потом занимаются некрасивыми делами. Так и в вопросах финансирования партий — публичные декларации отвечают требованиям закона, а непубличные финансовые вливания позволяют партии существовать и достигать желаемого.

Кто же будет финансировать партию Касько-Сакварелидзе?

Сакварелидзе и Касько?

То есть тот самый Касько, который ухитрился разжиться двумя служебными квартирами в Киеве за счет генпрокуратуры? Ну, этот разве что продаст одну из квартир, но надолго этой суммы не хватит.

Сакварелидзе тоже не по этим делам. Юридическими вопросами заниматься — это пожалуйста. Антикоррупционный пиар — с дорогой душой. А вот деньги…

Виктор Чумак — зубробизон новой партии, их не слишком надежный, но все-таки якорь в мире украинской публичной политики. Связи, контакты, то да сё — но вот из кармана он бюджет партии не вытащит — не по карману.

Валерий Пекар? Нет, в одиночку он такой проект не потянет.

Владимир Федорин? Человек, который связан одновременно с Борисом Ложкиным (АП) и Михеилом Саакашвили (его нынешний работодатель). Он может обеспечивать коммуникацию между государственным центром и реальным центром “антикоррупционной оппозиции”, каковой, разумеется, формируется вокруг Михеила Саакашвили.

А вот Саакашвили уже может подсуетиться насчет финансирования. Это фигура достаточно масштабная, в нее будут вкладывать. Под это дело можно запрячь, например, одесских бизнесменов — как это случилось с антикоррупционными форумами Саакашвили. Если помните, львиную долю средств на проведение форума Саакашвили получил от трех людей, непосредственно связанных с одесским застройщиком «Инкор-Групп». Но форум — это пиар ради пиара, а вот партия Саакашвили — дело посерьезнее. В нее деньги можно не только вложить, но и потом, после успешных выборов, отбить с процентами.

Не удивлюсь, если к одесскому губернатору уже выстроилась очередь с деловыми предложениями. И то, что Саакашвили пока не может и не собирается персонально принимать участие в парламентской гонке, смущать нас не должно. Несмотря на бунтарский имидж Касько и Сакварелидзе, и скандальный — Виктора Чумака, эти юристы хорошо знают, что такое субординация и дисциплина. В противном случае Касько не удалось бы достигнуть столь высоких постов в прокуратуре, а Сакварелидзе — поучаствовать в строительстве новой Грузии в команде Саакашвили.

И в этом смысле идеалисты-еврооптимисты Найем и Лещенко для Саакашвили только помеха. Они слишком подвержены идеалистическим порывам — это родовая болезнь гражданских активистов. Потому мы будем часто слышать о том, что “две колонны либеральных антикоррупционных партий еще могут слиться в одну”, а вот рассчитывать на то, что это в самом деле произойдет, скорее всего, не стоит.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ