Отдых на море

Тротил против слова. Убийство Павла Шеремета

Тротил против слова. Убийство Павла Шеремета

ПОДЕЛИТЬСЯ
Павел Шеремет

Антон Ротервайн

Павел Шеремет убит. Его взорвали в машине Алены Притулы в центре Киева. Это чудовищно, это дикость… Но это реальность. 

Впервые о Шеремете я, еще студент филфака, услышал в 1997г. — после того, как он был брошен белорусскими властями за решетку после репортажа о плохой организации охраны беларусско-литовской границы. Павел Шеремет отсидел тогда около трех месяцев и вышел из СИЗО, получив условный срок — ему формально вменили “нарушение государственной границы”.

Надо признать, Бацька обошелся с неугодным журналистом по-вегетариански — ведь вполне мог посадить не условно, а реально и надолго. Мог Шеремет и просто сгинуть где-нибудь в партизанских лесах и болотах Беларуси, как сгинуло немало других неугодных, в том числе коллега Шеремета оператор Завадский, исчезнувший по пути в минский аэропорт, где он собирался встретить Шеремета. Завадского, как выяснило следствие, похитили и забили лопатой минские офицеры МВД. Это произошло летом  2000г., незадолго до того, как в Украине был похищен и убит киевскими офицерами МВД журналист Георгий Гонгадзе.

На тот момент Павел Шеремет уже работал в России, которая в 2000г. в сравнении с Беларусью выглядела куда более гуманной и свободной. Постепенно, правда, РФ становилась всё менее свободной и всё более людоедской. Павел Шеремет мог разделить судьбу Анны Политковской — но и здесь смерть обошла его стороной. Чтобы настигнуть в сердце Украины, которую Павел считал свободной и демократической. 

В Украине имя Шеремета вновь прозвучало в те скандальные дни правления Януковича, когда единственный оппозиционный канал TVI сменил структуру собственности и потерял как зрительскую аудиторию, так и всю журналистскую команду. Первым на выход пошел как раз Павел Шеремет — вновь назначенный гендиректор Артем Шевченко объявил его “провокатором” и уволил. Мустафа Найем и другие пошли следом.

Есть один эпизод в биографии Шеремета, который не могут ему простить украинские патриоты — это работа ведущим на радио “Вести”. Не так давно аналогичное предложение получил журналист Павел Казарин — и отказался: мол, “вражеские” издания дают свободу слова популярным журналистам, отводя им роль “имиджевого тарана, за спиной которого уже идут маршевые батальоны чужой повестки”. С Казариным сложно не согласиться, но и позиция Шеремета — если есть площадка, на которой можно говорить нужную обществу правду, то ею следует воспользоваться — по-своему оправдана. Поэтому не стоит искать “зраду” там, где ее нет, а есть просто разные подходы к журналистской этике военного времени.

Сегодня жив и здравствует Александр Григорьевич Лукашенко, выживший Шеремета из Беларуси. Жив и Владимир Путин, который долго и упорно превращал Россию из перспективной демократической страны в заповедник мракобесия, лжи и агрессии. Громкие расследования Шеремета о коррупции в России не смогли уберечь ее от наступления тьмы путинизма. Жив и здравствует Артем Шевченко, изгнавший Шеремета с TVI и объявивший его “провокатором” — сегодня он от имени МВД называет погибшего “известным популярным журналистом” и сочувствует родным и близким покойного. Хорошо себя чувствует и Княжицкий — он во время скандала с TVi объявил Шеремета “агентом ФСБ”. Буквально накануне Шеремет снова напомнил в эфире о роли Княжицкого в развале TVi — и теперь Княжицкий не нашел даже доброго слова в адрес погибшего, ограничившись констатацией, что, мол, никого нельзя убивать в центре мирного города. Отлично себя чувствуют олигархи и их марионетки, чьи коррупционные схемы разоблачал Шеремет на своих эфирах.

Наверняка ужасно чувствует себя Алена Притула — врагу не пожелаешь дважды пережить кошмар безвременной гибели близкого человека. Особенно если есть вероятность, что целью убийц был не Шеремет, а она сама.

Записные любители разгонять “Зраду” уже твердят, что убийство Шеремета — это дело рук украинской власти и лично Петра Порошенко. Версия имеет право на существование, вот только она прежде должна быть доказана, ведь тезис о том, что Порошенко виновен во всем просто потому что он Порошенко, критики не выдерживает.

Другие кивают на добробаты — в последнее время Шеремет уделял немало внимания, например, полку “Азов” и, возможно, копнул глубже, чем ему могли позволить.

Третьи — и среди них немало высокопоставленных персон — привычным жестом кивают в сторону северо-восточного соседа. Мол, рука Кремля виновата, и дело с концом.

Не будем им уподобляться.

Виновных в убийстве и его заказчиков пусть ищет следствие — заявление Петра Порошенко о привлечении к расследованию ФБР США звучит одновременно позором и надеждой: мол, самостоятельно Украина расследовать это убийство не способна, так хоть заморские спецы помогут.

Мы же напомним скандалы последних дней, которые могут иметь отношение к случившемуся, а могут и не иметь. Недавно главный редактор “Украинской Правды” Сегвиль Мусаева-Боровик и бывший журналист “УП”, народный депутат Сергей Лещенко встречаются с российским олигархом Григоришиным, у которого давние экономические интересы в Украине и давняя же традиция политического спонсорства. Разгорается скандал, и заявление Лещенко в стиле “не ваше дело, кто меня обедает” отнюдь не способствует успокоению неравнодушных. И вот несколько дней спустя взрывается автомобиль собственницы “УП” Алены Притулы, за рулем которого находится журналист “УП” и гражданский муж Притулы Павел Шеремет. Совпадение? Так и тянет написать: “Не думаю”, — но отбросить окончательно версию совпадения нельзя — они таки случаются в нашем безумном мире.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ