Война 08.08.08 – геополитические грабли для Украины

Война 08.08.08 – геополитические грабли для Украины

ПОДЕЛИТЬСЯ
В вооруженных конфликтах самое глупое – это искать виновного и апеллировать к какой-то справедливости
В вооруженных конфликтах самое глупое – это искать виновного и апеллировать к какой-то справедливости

В августе 2008 года скоротечно прошла российско-грузинская война, приведшая к существенным геополитическим изменениям в Закавказье. По итогам пятидневной войны, Грузия потеряла Абхазию и Южную Осетию, ее армия оказалась унижена, а Тбилиси лишился даже теоретических шансов стать членом НАТО. Спустя неполных шесть лет, Киев не только не извлек хоть каких-то уроков из грузинского сценария, но еще и существенно усугубил для себя все, что только можно было.

В вооруженных конфликтах самое глупое – это искать виновного и апеллировать к какой-то справедливости. Прав всегда тот, кто по итогу получает победу, приобретение, преференции или какой-то иной профит. Даже если победитель совершил очевидную и немотивированную агрессию и был осужден всем миром. Какой, например, прок тибетцам от того, что США и Британия осудили присоединение Тибета Китаем в далеком уже 1951 году? Или какая практическая польза сербам от того, что благодаря блокировкам России и КНР Косово до сих пор так и не стало членом ОНН?

В августовской войне 2008 года Россию можно называть агрессором, который расчленил Грузию. Однако весь остальной мир это тихо съел, ограничившись «озабоченностью», а союзник Грузии – США, ранее два года вооружавший страну – даже не попытался «расписаться» за своего клиента. В итоге, Грузия переварена и отброшена в ранг долгоиграющих вопросов на заднике мировой истории. Только большой катаклизм с участием России в каком-то отдаленном будущем способен изменить конфигурацию сил в Закавказье. Более того, нет никаких гарантий, что такие маловероятные изменения произойдут именно в пользу Тбилиси.

Стартовые позиции

Осетинскую и абхазскую проблему грузины получили сразу же после падения Союза. И во многом именно топорная политика Тбилиси привела к тому, что по горячим следам не удалось договориться с местными элитами. Грузины, кстати, тогда были свято уверены (как и молдаване и азербайджанцы в своих новообразованных странах), что именно на их стороне правда и международное право. Вообще, уверенность в своей правоте, неподтвержденная реальной силой ЗАЩИТИТЬ эту правоту, превращается уже в заблуждение, а в геополитике служит основным фактором болезненных поражений.

По факту же, накануне августовской войны 2008 года у Грузии были неплохие базовые позиции для будущего урегулирования территориальных конфликтов с самопровозглашенными республиками.

Во-первых, грузинская армия территориально находилась на территории Абхазии и Южной Осетии. В Абхазии она занимала все Кодорское ущелье, а в Южной Осетии контролировалось почти 40% территории, включая большинство сел вокруг столицы Цхинвала.

Во-вторых, сами грузины являлись фактором внутренней политики непризнанных республик. Гальский район Абхазии почти на 100% состоял из этнических грузин. В Ткварчельском районе проживало 62% грузин. В Южной Осетии целые села были грузинскими, которые после войны были сожжены, а жители так и не смогли вернуться в республику.

И в-третьих, — самое главное – Абхазия и ЮО не имели никакого официального статуса. Россия, безусловно, поддерживала эти республики, но никогда не оспаривала их территориальной принадлежности к Грузии. После августовской войны Россия – член Совбеза ООН – расписалась перед всем миром за Абхазию и Южную Осетию. И не важно, что республики признали только пять стран на планете. Москва за Сухуми и Цхинвали поставила на кон свою международную репутацию и теперь какое-то даже теоретическое решение этого вопроса для Грузии практически невозможно.

Невыученные уроки

 Теперь давайте пофантазируем, как этот конфликт мог бы развиваться иначе. Для начала, зададимся вопросом – почему Россия даже в свои самые худые 90-е годы поддерживала сепаратистские республики Грузии? Те же абхазцы, например, мусульмане, за независимость которых воевали в 1992-93 гг. чеченские сепаратисты, в частности, отряд Шамиля Басаева. В то время, как в Грузии на официальной основе аж до 2007 года находились российские войска.

Впрочем, ответ на этот вопрос более чем очевиден. И Абхазия, и Южная Осетия в своей сепаратистской направленности ВСЕ ВРЕМЯ демонстрировали ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО пророссийскую позицию. Да, во многом это был вынужденный выбор, особенно, если брать географическое расположение Южной Осетии, которая кроме России и Грузии вообще больше ни с кем не граничит. Но та же Абхазия могла ориентироваться на ментально близкую ей Турцию, могла культивировать исламский фундаментализм и сблизиться с Чечней, могла, наконец, искать какую-то поддержку в США. Однако пророссийский вектор у республик на геополитическом уровне был стабилен, даже когда Россия закрывала границу с Абхазией, не пропуская беженцев, и когда выводила на односторонней основе своих миротворцев. Иными словами, сепаратисты двух маленьких республик сумели убедить Москву в своей тотальной лояльности, и по итогу получили то, о чем могли только мечтать – соборность в пределах республик, военную крышу от ядерного соседа и даже какой-никакой международный статус.

Зададим другой вопрос – почему Россия пошла на конфликт с Грузией? Ответ предельно простой. Потому что Грузия с начала 1992 года позиционировала себя как ярко выраженного антироссийского игрока в регионе. Мы не задаемся вопросом, имела ли право Грузия на такую политику. Безусловно, имела. Да, Грузия имела и имеет все юридические права требовать вернуть в свой состав Абхазию и ЮО. Да, Грузия имела право, как суверенная страна, добиться вывода российских баз со своей территории. Да, Грузия имела все права желать вступления в НАТО, ЕС и еще куда угодно по своему грузинскому усмотрению.

Хотя этот вопрос упирается в адекватность восприятия себя в мире и в выборе формы поведения в той или иной ситуации. Можно группе гопников, которая отбирает телефон и кошелек, рассказывать, что она совершает уголовное правонарушение, и получить дополнительно еще сломанный нос. А можно, зная свои далеко не спортивные возможности, избегать по возможности мест, где происходят неприятности, а в случае попадания на агрессивную толпу выбирать поведение, гарантирующее сохранение в первую очередь жизни и здоровья. Грузинское руководство, имея все юридические права на ТАКОЕ поведение, какое она демонстрировала до августа 2008 года, явно переоценила свои возможности. И грузины получили то, что получили.

А что могла бы сделать Грузия в своей альтернативной реальности до 2008 года? Например, провозгласить курс на стратегическое партнерство с Россией. Еще продлить пребывание российских баз на своей территории. Да даже объявить курс на вступление в ОДКБ. Кроме этого, дать какие-то гарантии Москве о невступлении в НАТО. Особенно, когда ценность таких гарантий равнозначна отказу Грузии от освоения Марса. Помимо этого, Грузия могла бы в унисон вторым голосом поддерживать дипломатические инициативы РФ на международной арене. И самое интересное, что все это для Грузии практически ничего бы не стоило.

Да, Грузия считалась бы в таком случае пророссийской. Как Казахстан, Белоруссия или Армения. Но что бы в таком случае произошло с Абхазией и Южной Осетией? Могла ли Грузия в таком случае в качестве платы за свою лояльность на геополитическом уровне России, требовать восстановления своей территориальной целостности? Этот вопрос сегодня уже сугубо риторический. Грузия сделала свой выбор и вот уже 9 лет живет без 10,3 тыс. км. квадратных.

А что Украина? Украина также имеет право на гонор, достоинство и тотальный суверенитет от России. С соответствующей платой, естественно.

Игорь Лесев, «Информат»

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...