Отдых на море

Война без конца. Почему бойня на Донбассе не заканчивается?

Война без конца. Почему бойня на Донбассе не заканчивается?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Игорь Лесев
Игорь Лесев

Боевые действия на Донбассе перешагнули трехлетний рубеж.

Специфика войны на Донбассе в том, что ее юридически вроде как и нет, и по итогам никто никому ничего должен не будет.

Боевые действия, унесшие по оценкам ООН более 10 тысяч жизней, по-прежнему именуется в Украине аббревиатурой с явно политическим подтекстом «антитеррористическая операция» (АТО).

И что характерно, каждая из сторон воюет со своим мифическим противником:

  • Украина с Россией, но при этом дипломатические отношения с соседней страной не разорваны, а война так и не объявлена;
  • ЛДНР с киевской хунтой и нацистами, однако до сих пор внутренних выборов на подконтрольных территориях не проводят, оставаясь в политическом поле «единой Украины»;
  • Россия войну на Донбассе называет «внутриукраинским гражданским конфликтом», но при этом в военном плане оказывает поддержку одно стороне, а торговые отношения поддерживает и с самопровозглашенными республиками, и с Украиной.

В международном сообществе каша с дефинициями этого конфликта еще большие. Войну не называют ни российско-украинской (чтобы не драконить Москву), ни гражданской (в угоду Киеву), а ограничиваются абстрактным War in Donbass. Правда, сепаратистов самопровозглашенных республик называют Pro-Russian insurgents, что, собственно, ни у одной из сторон протеста не вызывает. ДНР и ЛНР изначально позиционировали себя как пророссийские образования с конечной целью борьбы – вхождение в состав России.

 

Некуда бежать

Главный парадокс войны на Донбассе – она бесперспективна для всех ее участников, за исключением разве что ее внешних опосредованных фигурантов. Для США – это один из инструментов давления на Россию, в то время, как для России  — это уже инструмент давления на Украину. Но если для Вашингтона украинские издержки сравнительно не затратные, то Москва, подточенная санкциями, на содержание республик ежегодно тратит болезненные для себя 5-6 млрд. долл. в год.

«Главный парадокс войны на Донбассе – она бесперспективна для всех ее участников, за исключением разве что ее внешних опосредованных фигурантов»

И совсем другая картина вырисовывается у непосредственных участников конфликта. Сторонники ЛДНР, прямо скажем, в 2014-м представляли себе несколько иную промежуточную картину своего восстания по итогам трех лет борьбы. Программа минимум представлялась в проведении красочных референдумов наподобие крымского и торжественного вступления в состав РФ. Программа максимум – расширение территории до границ Новороссии все с тем же итоговым вхождением в состав России.

Но в результате обломились все варианты, а само ЛДНР представляет себой осколок от Донецкой и Луганской областей с прерванными хозяйственными коммуникациями, разбитой инфраструктурой и непризнанным никем (за исключением Южной Осетии) официальным статусом. Будущее у республик туманное и в среднесрочной перспективе радужная картинка не прорисовывается. По факту же мы имеем приднестровизацию конфликта с ползучей российской паспортизацией населения.

Киевские страдания

В стратегическом плане война на Донбассе совершенно бесперспективна и для Украины. Киев сознательно отказался от политического урегулирования конфликта, сделав войну бесконечным источником теневого заработка, а также фактором внутренней политики. Для решения текущих политических задач это работает, позволяет население держать в тонусе, а наиболее радикальных пассионариев настраивает на «борьбу с внешним агрессором», отодвигая внутреннюю повестку на второй план.

Но это взгляд на войну с точки зрения временщиков и конъюнктурщиков. В глобальном срезе Киев делает все возможное, чтобы уничтожить даже самую минимальную лояльность населения Донбасса. Гипотетически можно предположить, что люди с оружием вдруг одномоментно покинут ЛДНР и украинские войска беспрепятственно станут на российско-украинской границе. Вне сомнений, над всеми официальными зданиями Донецка и Луганска будут подняты украинские флаги, приезжие активисты раскрасят все мосты и заборы в желто-синий двуколор, будут снесены все памятники Ленину и советским деятелям, детей в школах обязуют ходить в вышиванках, а по центральным проспектам донбасских городов периодически начнут проводить факельные парады последователи Бандеры.

Но помимо всей этой сакральной атрибутной мишуры, Киев получит в довесок еще и предельно нелояльное население и криминально-милитаризованный регион с разрушенной инфраструктурой. В Украине снова возродится зонально-региональное противостояние по линии «запад – восток», которое при любых сравнительно демократичных выборах помножит на ноль все «здобутки майдана».

Иными словами, военное решение донбасского вопроса, только перенесет конфликт в состояние перманентного гражданского противостояния. «Вата» получит массовое электоральное вливание своих сторонников, а для «укропов» образ врага все больше начнет персонифицироваться с центральной властью. В АП этот сценарий также прекрасно видят, потому война и превратилась в бесконечный процесс.

Минские договоренности

Минские договоренности давно уже превратились в словесную казуистику. Сами по себе договоренности, подписанные в разгар сражения за Дебальцево, ни хороши, и не плохи – обычный мирный договор, предполагающий серьезные политические уступки для всех противоборствующих сторон.

И единственная причина, почему Минск-2 не работает – это отсутствие механизма давления международного сообщества на подписантов договоренностей. Коллективный Запад, равно как и Россия могут выражать «озабоченность», «взволнованность», имеют право «высказывать обеспокоенность» и «продолжать анализировать информацию», а также «призывать неукоснительно соблюдать дух и букву» Минских соглашений. Но никаких механизмов влияния на подписантов у внешних гарантов нет, а потому и договор соблюдается понарошку.

«Единственная причина, почему Минск-2 не работает – это отсутствие механизма давления международного сообщества на подписантов договоренностей»

отя именно Минские соглашения наиболее характерно отвечают на такие вопросы, почему в Киеве второй раз образовался майдан, почему для одной части населения он стал сакральным явлением, а другая часть общества его категорически не поддержала. Вопросы языка, культурной идентификации, местного самоуправления – это все отображено косвенно или прямо в Минских соглашениях и это все требует внутриукраинского переосмысления и последующего соглашения.

Другое дело, что народы и общества все разные. Одним для заключения обновленного общественного договора достаточно аргументации сторон, экспертной среды и внутреннего волеизъявления своих сограждан. Другие к таким же выводам приходят через войну и взаимное самоуничтожение. Украинцы оказались чуть ближе к суданцам и ланкийцам, чем к швейцарцам и бельгийцам. А потому и следующие три года вполне вероятно, что война на Донбассе не закончится.

Игорь Лесев, «Информат»

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...