Выдрин: Яценюк даже хамит как «ботаник»

Выдрин: Яценюк даже хамит как «ботаник»

ПОДЕЛИТЬСЯ
Выдрин: Яценюк даже хамит как

К интервью с кем бы то ни было принято писать обширные (или не особо) предисловия. Вводить, так сказать, читателя в контекст беседы, паралельно бросая несколько небрежных слов о собеседнике. Но в том-то и дело, что Дмитрий Выдрин – не «кто бы то ни было», и в презентациях не нуждается. Что касается контекста, то он лежит на ладони. Это наше с вами бытие. Итак, начинаем…

 

— Дмитрий Игнатьевич, в комментариях «Левому берегу» Вы сказали, что Яценюку не достает гибкости Тимошенко. Означает ли это, что «Батькивщина», лишенная своей «пчелиной матки» и адекватной ей замены, обречена на перманентные конфликты?

 

— Я как раз не считаю, что Яценюку недостает гибкости Тимошенко. Скорее, напротив – Яценюк, как большинство людей без некоего внутреннего стержня, предельно гибок. Я уверен, что он достает пол пальцами рук (особенно средними), не сгибая коленей. И уже убеждался, что в течении месяца он может резко поменять свои  взгляды, воззрения чуть ли не на противоположные. Это, скорее, Тимошенко недостает гибкости, поскольку любой «железный характер» рано или поздно эволюционирует в «чугунный». То есть дело не в гибкости, а, скорее, в масштабности.

 

Я когда-то отмечал, что в Украине есть политики, представляющие два крупных аутентичных, мономентальных субрегиона — Донбас и Галичину, один крупный биментальный – Днепропетровщина,  и два микробиментальных — Буковину и  Закарпатье). Соответственно, Яценюк, яркий представитель микробиментальности, не может по масштабности конкурировать с Тимошенко, представляющей мегабиментальный регион. Говоря метафорически, крупная рыба неуютно чувствует себя на мелководье, но мелкая рыбешка теряется на глубине.

 

Конечно, любое происхождение, даже регионально-ментальное, со временем и с возрастом преодоляется, но некий флер, налет остается. Соответственно, Арсению Петровичу пока, на мой взгляд, не хватает масштабности, размашистости, даже дерзости в его деятельности. Он даже хамит власти как-то стеснительно — как «ботаник», а не как «мачо». Я помню, Тимошенко начинала свою политическую карьеру  с того, что писала открытые,  гневные и даже издевательские письма действующему на тот момент президенту США Клинтону. А Яценюк пока может размахнуться разве что на смс-ку послу США в Украине. Да, не тот размах, не тот полет.

 

Соответственно, Тимошенко своим масштабом могла, как тумбой, трамбовать любые неоднородности, конфликты и «все их трещинки» в своей «Батькивщине». А у Яценюка вместо тумбы в руках дерижерская палочка: ею можно кому-то пригрозить, но не вбить в бетон общей позиции чье-то особое мнение.

 

— Если брать шире – какова перспектива «дружбы» в середине триады Яценюк-Кличко-Тягнибок?

 

— На подобный вопрос я всегда отвечаю ссылкой на Армянское радио. Как-то у Армянского радио спросили, могут ли долго, беззаветно, бескорыстно, платонически дружить двое красивых мужчин? Армянское радио ответило: могут, но недолго – рано или поздно природа возьмет свое.

 

А тут у нас целых три мужчины, каждый из которых считает себя самым красивым, самыми обаятельным и умным. Ясно, что природа скоро возьмет свое, и дружба сначала превратится в соперничество (это уже на глазах происходит); потом, скорее всего, — в жесткую конкуренцию,  взаимное недоверие, борьбу друг с другом… Дальше логический ряд можете продолжить сами.

 

Короче, все будет по жизни: победит и останется на ринге сильнейший. Ведь не может быть одновременно трех чемпионов мира по боксу в одной версии, также не может быть одновременно и трех лидеров оппозиции в одной версии (ведь оппозиция – это тоже вид борьбы, состязания и даже драки, только в политической сфере и другими средствами).

 

— Недавние «президентские» рейтинги вывели Кличко на первое место. Сумеет ли он обыграть этот момент в ближайшее время или так и останется наиболее вялым и инертным игроком из всех оппозиционных лидеров?

 

— Что касается первого места Виталия Кличко в президентских рейтингах, то у меня по этому поводу пока большие сомнения. Мне кажется, что это связано не столько с реальными результатами опросов, сколько с использованием феномена, открытого американским социологом  Томасом Уильямом (я имею в виду так называемую «теорему Томаса»).

 

Суть в том, что когда-то Уильям доказал, что даже ложные социологические результаты, если их правильно подать и интерпретировать, оказывают на общественное мнение такое же влияние, как и реальные. Говоря иначе, он развил теорию рефлексов Павлова: если собака одинаково выделяет желудочный сок на настоящую еду и на нарисованную, то избиратель одинаково «выделяет сок» на настоящие рейтинги и дорисованные. Люди всегда пытаются ассоциировать себя с лидерами, а не аутсайдерами, и если узнают в социсследовании кто лидер, то ориентируются, прежде всего, на него. Так вот, теорему Томаса  уже неоднократно использовали в Украине. Иногда это давало явные преимущества претенденту, но иногда могло сыграть плохую шутку и дезориентировать претендента.

 

Например, политологи, которые работали на прошлых выборах с Натальей Королевской, своими заклинаниями и томасоподобными кликушествами о том, что у нее высокий рейтинг и она «бесспорно» проходит в Верховную Раду, несколько перевозбудили ее. Вместо того, чтобы просто подстегнуть ее здоровые, но адекватные амбиции, они внушили ей, что она чуть ли не Родина-Мать.

 

Я очень боюсь, что такую же злую шутку подобная социология может сыграть над Виталием. Не хотелось бы, чтобы он уже сейчас думал, что он является, например, Статуей Свободы. Да, нужно что-то делать его команде с политической вялостью и психологической инертностью их патрона. Но тут надо знать четкую дозу и меру. И возбуждать политика на великую миссию, на мой взгляд, все же лучше не высокими искусственными рейтингами, а настоящими и хорошими смыслами.

 

Вообще сегодня большинство команд, сложившихся вокруг политических лидеров, на мой взгляд, делают серьезную ошибку. Сегодня главной проблемой  в Украине является недооценка простыми гражданами своего политического потенциала, и переоценка лидерами своих политических возможностей. Поэтому разумно было бы строить политическую стратегию именно на «распредмечивании», выявлении, активизации политического ресурса граждан и приглушении, деликатном купировании политических амбиций лидеров. А все делается с точностью до наоборот.

 

И особенно это видно на примере окружения Виталия Кличко. Загвоздка в том, что Виталию не рассказали, хотя бы в аллегорической форме, в чем различие между миссией Бога и дьявола. Первый все синтезирует, второй все расчленяет. Отсюда и рейтинг греховности – гордыня является первостепенным грехом, поскольку не может служить инструментом синтеза, а только разделения и расчленения (общества, страны, коллектива, семьи).

 

— Каково место Луценко в сегодняшних реалиях? Бывший политузник сосредоточился на критике оппозиции, а не власти (поговаривают, что таково условие его помилования). Станет ли он человеком-«троллем», как Анатолий Гриценко, или же будет претендовать  на нечто большее?

 

— Пока, на мой взгляд, у Луценко нет места в сегодняшних реалиях, потому что он из них просто вывалился. Например, его рассуждения о «третьей республике», третьей силе – это все либо из области далекого прошлого, либо из области отдаленного будущего. Но никак не соотносится с нынешними реалиями. Дело в том, что актуальная стилистика украинской политики  — это не коллективный гопак, и, тем более, не человеколюбивое и человекообильное сиртаки. Это, скорее, коварное, подозрительное, настороженно-выжидательное танго. Здесь танцуют два партнера, где каждый ловит момент, чтобы опрокинуть и сломать об колено своего визави. Третий партнер в танго  — нелеп, ненужен и нефункционален, как сейчас Луценко (разве что на очень скользком полу оба танцующих падают и со сцены их уносит кто-то третий в милицейской или медицинской форме).

 

— Гипотетический выход Тимошенко на свободу (излюбленная ныне тема – муссировать ее выезд за границу на лечение) существенным образом перекроил бы нынешние расклады?

 

— Главная интрига в том, что Тимошенко выпала из политапгрейда, как выпадает классный и дорогой бабушкин кассетный видик в эпоху флэшек и файлообменников.  Поэтому первой проблемой после ее гипотетического выхода была бы именно проблема апгрейда. Тут я вижу два пути. (Я извиняюсь за специализированную терминологию, но я читал в прессе, что Юлия Владимировна сейчас с головой ушла в интернет).

 

Так вот, первый путь – это поменять и софт (программную начинку), и «железо» (оболочку). Но тут возникает новый казус, поскольку у ЮВ, в отличии от простых гаджетов, внутри как раз «железо», а оболочка — это «софт».

 

Поэтому можно пойти по другому пути.  Не меняя форм-фактора просто накатить макосикс. Хотя и говорят, что макосикс растет ногами из фри, но я думаю, что достаточно будет просто по  гипотетическому выходу расширить ее линейку политаксессуаров.

 

Иначе говоря, она может поменять и создать новую политическую силу, поменять комбинацию поддерживающих ее партий, перенести ее персональную «клаву» из одного геополитического центра в другой… Есть две классические фабулы политической драмы. Первая – когда меняются отдельные личности, но не меняется общество; вторая  — когда меняется общество, но не меняются отдельные, даже исключительные личности. Поскольку ЮВ сама рассказчик своей истории, все зависит от того, поймет ли она суть фабулы, в которую ее вписала история. Могу также добавить, что политапгрейд достигается как путем очеловечивания, так и путем расчеловечивания. Вопрос в том, что ЮВ часто путает эти пути, а ведь это принципиально разные Дао.

 

— Насколько вообще может быть эффективной борьба политика «в экзиле», в отрыве от своей привычной площадки?

 

— «В экзиле» бывают эффективны только спа. Ну и все сопутствующие атрибуты – массажные кабинеты, пластика, качественная стоматология, фитнесс, диеты… Все это, безусловно, одновременно и политические факторы (при определенных условиях), но к политической борьбе прямого отношения они не имеют.

 

— Вы отметили как-то, что уровень КПД нашего парламента значительно ниже КПД газонокосилки. Почему так произошло, что наиболее важные решения и события принимаются, готовятся и осуществляются вне стен парламента? Ведь в истории украинского парламентаризма бывали и другие периоды. Верховная Рада себя изжила?

 

— Кто-то недавно подарил мне термин «суррогатная политическая мать». Так вот, ВР как раз за последние годы и превратилась в «суррогатную маму» — она «вынашивала» чужие идеи, производила на свет чужие схемы, в ее чреве формировалась чужеродная среда обитания – начиная от сверхдешевого буфета, заканчивая сверхдорогим содержанием депутатов. «Чужие» по отношению к своему народу. Поэтому будущее ее КПД зависит только от одного: станет ли она родной по отношению к среде своего обитания, по отношению к тем, кто ее избирает, кормит, обеспечивает, холит.

 

В этот созыв ВР я не верю – родным он никогда и ни для кого не будет. Конечно, ее кто-то мог бы усыновить, но  «Свобода» уже внесла законопроект, запрещающий передачу сирот иностранцам.

 

— Как бы вы оценили эффективность власти? И той, что представлена в парламенте фракцией ПР, и той, что обретается в исполнительных сферах. Есть ли два-три главных просчета (или, наоборот, достижения), которые Вы хотели бы отметить?

 

— Сегодня власть в Украине сосредоточена в основном на вершине президентской вертикали. А у президента, как я неоднократно писал, есть только одна сфера, где он может либо ошибиться, либо проявить высокие достижения. Эта сфера называется «кадровые назначения». Поскольку, как бы это банально не звучало, именно «кадры» решали, решают и будут решать все.

 

Соответственно, все мои пожелания по поводу повышения эффективности власти практически сводятся к советам, как отстроить систему подготовки, отбора, селектирования, тестирования и назначения «правильных» людей на «правильные» направления.  Сегодня здесь есть, на мой взгляд, и большие ошибки, и определенные достижения. Хотя ошибок, думаю, больше. Я, например, знаю многих чиновников министерского ранга, которых нельзя подпускать к финансовым потокам на морскую милю.

 

— Правильно ли мы Вас понимаем, что невысокую социальную напряженность в Украине Вы связываете с наличием «смыслового кризиса» в целом? С ненаработанным еще списком «посткапиталистических ценностей»? В таком случае, имеем ли мы в принципе шанс достичь высокого социального напряжения? (да и нужно ли это нам?).

 

— Мне приходится использовать термин «социальная напряженность» в разных аспектах. «Социальной напряженностью» можно назвать готовность людей к активным протестным действиям. Но и «социальной напряженностью» можно назвать готовность людей к титанической, напряженной созидательной работе. Без первой напряженности невозможно развитие полноценного гражданского общества. Без второй напряженности невозможны никакие масштабные национальные, государственные, цивилизационные проекты – например, освоение Космоса.

 

В настоящее время меня больше занимает тот тип социального сосредоточения, социальной мобилизации, которая могла бы вернуть Украину в восходящий тренд цивилизационного развития. Мы перестаем быть высокотехнологичной страной, теряем на глазах свою науку, перестаем быть образованной нацией. Все это я как раз связываю с тем, что в стране отсутствуют высокие, опережающие, мобилизующие смыслы.

 

Но это длинная история, и началась она не сегодня и даже не вчера. Можно, например, вспомнить, как в 1918-м году из одного крымского порта пароход вывез в эмиграцию, бессрочную ссылку ведущих философов, астрономов, теологов. Именно тогда знаменитый «Профессорский уголок» в Алуште, который фактически был лабораторией смыслотворчества, превратился в «рабочий уголок», который зажил по песне: «Возвращаюсь я с работы, рашпиль ставлю у стены…». Поэтому главной проблемой сегодня я считаю возвращение в Украину великих смыслов, либо их поиск, взращивание и культивирование.

 

— Имеется у нас смысловой кризис или нет, но 2015 год будет горячим. Какими могут быть самые негативные последствия активного начала президенсткой гонки? Проще говоря, дойдет ли до кровопролития?

 

— Я только что ответил на этот вопрос. Добавлю только, что у нас не смысловой кризис, а смысловая катастрофа. И вся предстоящая президентская кампания, на мой взгляд, будет конкуренцией смыслов, либо конкуренцией смысла и бессмыслицы. А кровь проливается тогда, когда побеждает бессмыслица.

 

— Как повлияет на позиции Януковича подписание или не подписание Ассоциации с ЕС? Приобретет ли он имидж президента, который первым приблизил Украину к Европе?

 

— Так сложилось, что подписание ассоциации с ЕС стало ключевым элементом всей украинской избирательной кампании, включая действующего президента. Такой формат президентской кампании сложился по геополитическому и геоэкономическому фактору. И вряд ли кто-то сможет субъективно его отменить. Соответственно, действующий президент, безусловно, будет играть в этом формате, и для этого у него есть соответствующие инструменты, возможности и уже существующие договоренности. Так что, думаю, имидж, о котором вы говорите, фактически уже определен.

 

— Есть ли какая-то интрига в нынешней политической жизни Украины, не связанная с ТОПом оппозиционных и провластных политиков? Может быть, «растет» некий новый лидер, которого мы пока не замечаем, или формируется некий новый тренд?

 

— Поскольку Украина является не субъектом, а объектом мировой политики, то и все возможные интриги внутриполитической жизни зависят от мощных мировых политических игроков. Помните, как в песне: «Знай, что ангелы не спят, они смотрят на тебя…».

 

Так вот, на нас постоянно смотрят, правда, далеко не ангелы, но минимум три-четыре субъекта мировой политики. И именно от них будут зависеть будущие главные интриги во всей нашей политике.

Что касается нового лидера, то перспективного лидера еще сложнее утаить в обществе, чем шило в мешке. Политика имеет много общего со спортом, и вот скажите – можно было бы «утаить» в легкой атлетике спортсмена, который, скажем, пробегает сто метров за 8 секунд? То есть все, кому есть, что обществу сказать, и у кого есть зычный голос, а не фальцет, уже проявили себя. Не проявило себя пока только само наше общество.

 

Есть такой замечательный фильм «Спасти рядового Райана». В нем показано, как судьба рядового солдата становится фактором военной, да и моральной победы. Поэтому всем нам, профессионально занимающимся политикой, — журналистам, экспертам, надо думать не о  потенциале «лидеров-генералов», а о потенциале рядового гражданина.

О чем вы думаете?

Загрузка...
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ